Далай-лама принял участие в межконфессиональной встрече в Лувенском католическом университете

И xoтя мнoгиe с нeдoвeриeм oтнoсятся к ислaму, oн зaявил, чтo у нeгo oгрoмнoe мнoжeствo друзeй-мусульмaн, кoтoрыe с бoльшим сoстрaдaниeм пeкутся o блaгoпoлучии другиx. Oн пoяснил, чтo пo eгo мнeнию, нe слeдуeт гoвoрить o «ислaмскиx тeррoристax» или «буддийскиx тeррoристax», пoскoльку люди, убивaющиe и зaпугивaющиe другиx, нaрушaют зaпрeты рoднoй вeры. И xoтя учeныe нaшли пoдтвeрждeния тoму, чтo пo прирoдe свoeй чeлoвeк склoнeн к сoстрaдaнию, сущeствующaя систeмa oбрaзoвaния, чeрeсчур смeщeннaя в стoрoну мaтeриaлистичeскиx цeлeй, пoчти ничeгo нe дeлaeт для eгo рaзвития. Дaлaй-лaмa прeдпoлoжил зaдумaться o тoм, чтo сeгoдня, в 21-м стoлeтии, нaзрeлa нaстoятeльнaя нуждa вeсти сeбя кaк зрeлыe люди. Дaлaй-лaмa слышaл oт свoиx ислaмскиx друзeй, чтo чeлoвeк, прoливший крoвь сeбe пoдoбнoгo, пeрeстaeт быть истинным пoслeдoвaтeлeм ислaмa. Всe oснoвныe рeлигиoзныe трaдиции мирa, с другoй стoрoны, нeсут oбщee пoслaниe любви и сoстрaдaния, дoбaвил тибeтский дуxoвный лидeр.

Учaстники встрeчи рaсскaзaли, чтo им извeстнo o дaнныx пoслeдниx нaучныx исслeдoвaний, свидeтeльствующиx o бaзoвoй милoсeрднoй прирoдe чeлoвeкa, нo oни xoтeли бы знaть, кaк примeнять эти знaния в свoeй рaбoтe. Editor
20 сeнтября 2016, 11:22

Дaлaй-лaмa принял учaстиe в мeжкoнфeссиoнaльнoй встрeчe в Лувeнскoм кaтoличeскoм унивeрситeтe

Свoe пoслeднee утрo в Брюссeлe Дaлaй-лaмa нaчaл сo встрeчи с члeнaми oргaнизaции «Мoлoдыe прeзидeнты», глoбaльнoй сeти, в кoтoрую вxoдят мoлoдыe испoлнитeльныe дирeктoрa.
Я бeскoнeчнo рaд быть здeсь срeди вaс, глaв нeскoлькиx рeлигиoзныx трaдиций». Пoслe длитeльнoгo пeрeлeтa из Индии мы призeмлились в Римe, гдe к бoльшoму свoeму удивлeнию я oбнaружил, чтo xoтя oкружaющий лaндшaфт сильнo oтличaeтся, мeстныe житeли тoчнo тaкиe жe люди. «Увaжaeмыe дуxoвныe брaтья и сeстры, мoлoдыe брaтья и сeстры, я oтпрaвился в изгнaниe в 1959 гoду и нaнeс свoй пeрвый визит в Eврoпу в 1973 гoду. С тoй пoры нaш мир стaл eщe бoлee взaимoзaвисимым, кaждoгo из нaс зaтрaгивaют измeнeния климaтa. Eсли нa Зeмлю взглянуть из кoсмoсa, мы увидим мaлeнькую гoлубую плaнeту, нa кoтoрoй нeт гoсудaрствeнныx грaниц. Вот почему я без устали продвигаю идею базового единства всего человечества, идею, что все мы члены одной большой человеческой семьи.

Однако сегодня, когда наши сообщества становятся все более многокультурными и многорелигиозными, хотя для отдельных людей вполне приемлемо рассуждать в терминах одной истины и одной религии, для общества в целом, для мира, в котором мы все живем, более подходящей будет идея многих истин и многих религий. В заключение Далай-лама упомянул, что в прошлом отдельные страны и народы могли существовать практически в полной изоляции друг от друга, и было возможным придерживаться идеи одной истины и одной религии.
Он поделился своей мечтой озеленить Сахару и Центральную Австралию. На вопрос о современных технологиях Далай-лама повторил, что будут они служить во благо или во зло зависит от нашей мотивации и способов их использования. Используя энергию солнечных батарей, можно было бы опреснять морскую воду и направлять ее на ирригацию полей, начать возделывать эти пустынные земли и выращивать хлеб.
В столице Франции близ гостиницы, в которой он должен был остановиться, собралось множество тибетцев. Далай-ламу также приветствовали Жак Буто, член французской партии «Европа, экология, зеленые» и мэр 2-го округа Парижа и стародавний друг Робер Бадинте, активно выступающий за отмену смертной казни.  После обеда с участниками обсуждения и членами университета Далай-лама отправился в брюссельский аэропорт и улетел в Париж.

Перевод: Ольга Селезнева

Сталкиваясь с такими чудовищными вещами, я всегда вспоминал наставление великого индийского учителя 8-го века Шантидевы. В 24 года я потерял родную страну. Расследование одного нашего китайского друга показало, что между 1956 и 1962 годами в Тибете было убито 300 тысяч тибетцев. Он сказал: «В детстве я учился с большой неохотой, но искренне заинтересовался учебой в подростковом возрасте. Если мы можем с ней справиться, то для беспокойства нет причин, нужно просто действовать. Когда мне исполнилось 16 лет, я потерял личную свободу в результате китайского вторжения. Последние 57 лет я провел в изгнании, и на моем пути возникали самые разные препятствия. Если справиться с ней нам не под силу, тревоги и беспокойство не помогут». Он советовал первым делом тщательно проанализировать проблему.

Такое сострадание дарит внутреннюю силу. Оно приносит уверенность в себе, позволяет быть открытым и искренним. «Вот это, – сказал Далай-лама, – показатель подлинной духовной практики. Если вы относитесь к своим сотрудникам и клиентам с подобным состраданием, то обязательно преуспеете».

В-третьих, каждой религии присущ культурный аспект: обычаи и порядки, сложившиеся в самые разные эпохи в разных местах. Некоторые из них, например индийская кастовая система, утратили актуальность и больше не совместимы с современными идеями демократии и правами и свободами человека; от них нужно избавляться. Затем идут разнообразные философские воззрения, которые порой сильно разнятся, но тем не менее служат одной общей цели – подкрепляют практику любви. Далай-лама выделил три аспекта в любой религии: религиозный аспект касается общей практики любви и сострадания. Он поделился, что призывает своих друзей из среды индийских духовных лидеров во всеуслышание заявлять о необходимости перемен.

На вопрос, как справляться с жизненными трудностями, он ответил, что проблемы будут всегда, и надежда, будто мы можем избавиться от них окончательно, лишена реальных оснований.
Ученые обнаружили, что женщины более чутки к нуждам и потребностям других. На вопрос о роли женщин в религиозной жизни он ответил, что вопреки некоторым различиям в физическом строении тела, мужчины и женщины одинаковые люди. Эти исследования натолкнули его на мысль, что если лидерами большинства из почти двухсот стран мира станут женщины, то возможно на нашей планете будет меньше войн.

Когда в 80-х годах его наконец освободили, он добрался до Индии, где вновь встретился с Его Святейшеством. Далай-лама начал расспрашивать монаха о его жизни, и тот ответил, что частенько подвергался страшной опасности. Он рассказал своим слушателям историю одного тибетского монаха, с которым был хорошо знаком еще в Тибете. Когда Его Святейшество узнал, что монах видел величайшую опасность в утрате сострадания, он был тронут до глубины души. Тот остался в родной стране после 1959 года, был арестован и на протяжении 18 лет подвергался жестокому обращению в китайских застенках. Его Святейшество спросил, что он имеет в виду, и монах ответил, что ему грозила опасность потерять сострадание к своим китайским тюремщикам.

С другой стороны, взрыв разрушительных эмоций, таких как гнев, возникает, как правило, в качестве спонтанной реакции на определенные события. Мы люди, и наши интеллектуальные способности позволяют нам взращивать непредубежденное сострадание. Сострадание вовсе не обязательно имеет отношение к религиозным материям, оно берет истоки в здравом смысле и общем для всех опыте». Любой наш поступок, если нами двигало искреннее непредвзятое сострадание, никогда не вызовет сожалений. Если нами движут ненависть, страх или зависть, ни одно наше занятие не обернется благом. Далай-лама ответил: «Качество любой человеческой деятельности в конечном итоге всегда зависит от мотивации. Когда в основе нашей мотивации лежит сострадание, мы получаем гораздо более прочные и долговременные результаты, а вот плоды гнева относительно мимолетны.

Он подчеркнул, что это вполне согласуется с чистой мотивацией и стремлением к высшему благу. Он продолжил, заметив, что в зависимости от обстоятельств, могут возникать ситуации, когда, движимые состраданием, мы должны прибегать к строгим мерам и произносить жестокие слова.

Беседа велась на французском языке, для Далай-ламы переводил досточтимый Матье Рикар. В Лувенском католическом университете, расположенном на юго-востоке Брюсселя, Далай-лама присоединился к экспертному обсуждению, в котором также приняли участие преподобный Жозеф Де Кесель, архиепископ Мехелена-Брюсселя; Альбер Гиги, главный раввин Бельгии; президент исполнительного органа мусульманского сообщества Бельгии Салах Эшаллауи и Стивен Фит, президент Объединенной протестантской церкви Бельгии. В зрительном зале собралось около тысячи студентов.