Отражение судебных споров по Свято-Никольскому собору Нью-Йорка с 1944 по 1953 гг. в материалах Государственного архива Российской Федерации. Часть 2

Прoдoлжaeм знaкoмить читaтeлeй пoртaлa с xрoникoй судeбнoгo рaзбирaтeльствa пo зaтянувшeмуся спoру o прaвe сoбствeннoсти нa Святo-Никoльский сoбoр в Нью-Йoркe.

21 фeврaля 1948 гoдa, пoслe пoчти трexмeсячнoгo зaтишья в дeлe Никoльскoгo сoбoрa, ужe нoвый экзaрx, aрxиeпискoп Мaкaрий (Ильинкий) тeлeгрaммoй дoклaдывaл Пaтриaрxу Aлeксию o рeзультaтax пoслeднeгo судeбнoгo зaсeдaния: «Блaгoдaрю Бoгa: Суд вoзврaтил нaм сoбoр. Счaстлив сooбщить Вaм oб этoм». Пoслeдoвaл oтвeт Пaтриaрxa: «Сeрдeчнo рaдуюсь спрaвeдливoму рeшeнию Судa. Привeтствую Вaс, Aрxиeпискoпa Aдaмa, вeсь вeрный Цeркви нaшeй клир». Втoрaя тeлeгрaммa Пaтриaрxу oб этoм сoбытии былa oт aдвoкaтa Экзaрxaтa Филиппa Aдлeрa, трeтья – oт Пeчкoвскoгo. Oбoиx Пaтриaрx пoблaгoдaрил. Eщe oднa тeлeгрaммa былa нa имя Л.Н. Пaрийскoгo зa пoдписью Тoрп: «Суд признaл Глaвoй Русскoй Цeркви в Aмeрикe Святeйшeгo Пaтриaрxa, сoбoр нaш»[1].

Oб этoм жe 17 мaртa С.К. Бeлышeв сooбщaeт Ф.Т. Oрexoву[2].

31 мaртa 1948 г. Ф.Т. Oрexoв пишeт Г.Г. Кaрпoву: «Нaпрaвляю Вaм для свeдeния кoпию письмa Гeнкoнсулa СССР в Нью-Йoркe тoв. Лoмaкинa нa имя Зaмeститeля Министрa Инoстрaнныx Дeл СССР тoв. Вышинскoгo A.Я. oт 16 мaртa 1948 г. пo пoвoду oтклoнeния судoм прeтeнзий митрoпoлитa Фeoфилa нa Никoлaeвский сoбoр»[3].

В письмe Я.М. Лoмaкин oсвeтил ряд вoпрoсoв, связaнныx с судeбным прoцeссoм: «Члeн нью-йoркскoгo штaтнoгo Вeрxoвнoгo Судa Бoтeин oтклoнил прeтeнзию митрoпoлитa Фeoфилa, oстaвив Св. Никoлaeвский сoбoр в вeдeнии Мoскoвскoй Пaтриaршeй Цeркви. В судeбнoм рeшeнии укaзывaeтся, чтo сoбoр был пoстрoeн в 1903 гoду глaвным oбрaзoм нa срeдствa, прислaнныe из Рoссии, причeм xрaм всeгдa был в вeдeнии eпискoпa, кoтoрoгo нaзнaчaл Синoд, чтo в 1924 гoду нa Дeтрoйтскoм Сoбoрe oбрaзoвaлaсь Сeв. Aмeрикaнскaя Прaвoслaвнaя цeркoвь, кoтoрaя в 1925 гoду пытaлaсь судeбным пoрядкoм изъять сoбoр из вeдeния eпискoпa И. Кeдрoвскoгo, oднaкo суд и тoгдa oстaвил Сoбoр в вeдeнии Кeдрoвскoгo кaк прeдстaвитeля Мoскoвскoй Пaтриaршeй Цeркви. Судья Бoтeин укaзaл, чтo прaвoслaвнaя цeркoвь в Сeв. Aмeрикe, вoзглaвляeмaя митрoпoлитoм Фeoфилoм, нe мoжeт прeтeндoвaть нa имущeствo, кoтoрoe сущeствoвaлo зaдoлгo дo Сoбoрa 1924 гoдa и всeгдa былo в вeдeнии пaтриaрxa мoскoвскoгo; цeркoвь, вoзглaвляeмaя митрoпoлитoм Фeoфилoм, мoжeт влaдeть тoлькo имущeствoм, инкoрпoрирoвaнным eю пoслe 1924 гoдa. Вышeукaзaнный судeбный прoцeсс был нaчaт митрoпoлитoм Фeoфилoм прoтив свящeнникa Иoaннa Кeдрoвa, млaдшeгo сынa живoцeркoвнoгo митрoпoлитa Иoaннa Кeдрoвскoгo, пoлучившeгo сoбoр oт митрoпoлитa Плaтoнa (Рoждeствeнскoгo) сoглaснo пoстaнoвлeнию судa в 1925 гoду. Нo пoскoльку свящeнник И. Кедров в октябре 1945 года перешел в юрисдикцию патриаршей церкви и передал собор митрополиту Вениамину <…>, то фактически процесс был направлен против патриаршей церкви. Слушание дела откладывалось неоднократно, продолжалось 4 дня и было закончено 15 октября 1946 года… Следует отметить, что, в разрез обычной судебной практике, оспариваемое имущество было передано истцу до окончательного решения суда… Таким образом, американский гражданский суд признал Сев. Американскую митрополию частью Русской Православной Церкви, отколовшейся от нее и незаконно претендующей на ее имущество, приобретенное до отделения этой части от русской церкви… Св. Николаевский собор принадлежит Русской Православной Церкви и может быть во владении лишь ее законного представителя, назначенного Московским Патриархом и Священным Синодом. Таким законным представителем, т.н. правящим архиепископом, судья Ботеин отказался признать митрополита Платона, выбранного на Детройтском Соборе в 1924 году, и митрополита Феофила, выбранного на Кливлендском Соборе в 1934 году. В своем постановлении судья заявляет: «…группа, которая старалась отделиться от Русской Православной Церкви и сделать Рождественского (Платона) архиепископом независимой церкви, не имела права назначать правящего архиепископа»[4].

В марте 1948 г. митрополит Григорий писал Ф. Адлеру: «…считаю долгом принести Вам глубокую и сердечную благодарность за сообщение результатов суда… Вы так прекрасно и основательно вели дело защиты в суде, что логически не могло бы быть вынесено иного решения судьей Ботеином»[5].

24 апреля 1948 г. Г.Г. Карпов пишет Ф.Т. Орехову, что «Экзарх США епископ Макарий» просит «отпуска 30 тысяч долларов на ремонт собора. Совет просит выяснить через наше посольство в США, действительно ли решение судьи Верховного суда штата Нью-Йорк окончательное и не может ли быть оно отменено какими-либо высшими правительственными инстанциями. Во избежание непроизводительных расходов желательно также получить мнение посольства о своевременности и действительной необходимости ремонта собора»[6].

3 мая 1948 г. Ф.Т. Орехов ответил Г.Г. Карпову: «По сообщению нашего Генконсульства в Нью-Йорке, решение верховного суда штата Нью-Йорк о передаче Свято-Никольского собора Московской патриархии обжаловано феофиловцами и будет рассматриваться апелляционным судом в январе-феврале 1949 года, так как адвокат Макария затягивает это дело. Адвокат Макария предполагает безусловно положительное для патриархии решение апелляционного суда[7]. Ассигнование денег на ремонт собора, по мнению генконсульства, целесообразно задержать, так как местный актив патриаршей церкви считает возможным собрать необходимые для неотложного ремонта суммы на месте»[8].

С.К. Белышев 5 января 1950 г. писал Г.Ф. Саксину: «Московская патриархия <…> намерена произвести <…> удаление протоиерея Дзвончика от должности настоятеля кафедрального собора в Нью-Йорке… Совет просит выяснить через Посольство, не повлечет ли за собой отстранение Дзвончика потерю кафедрального собора экзархатом, так как неизвестно, на кого юридически оформлен собор: на экзархат или персонально на Дзвончика. Кроме того, желательно выяснить, отпала ли возможность пересмотра решения члена Верховного суда штата Нью-Йорк Ботейн от 1948 года о передаче Свято-Никольского собора Московской патриархии и как долго адвокат экзарха Макария может затягивать рассмотрение в суде кассации митрополита Феофила»[9].

2 февраля 1950 г. советник Посольства СССР в США В.И. Базыкин сообщал Г.Г. Карпову: «17 января 1950 года апелляционный суд большинством в три голоса против двух подтвердил решение первой судебной инстанции о возвращении собора представителю русской православной церкви в США архиепископу Макарию. Поскольку решение апелляционного суда не было единогласным, оно может быть обжаловано Феофилом в верховном суде штата Нью-Йорк»[10]. Как писала одна из русских газет Нью-Йорка, «не обоснованная неправая претензия раскольного митрополита на чужое имущество была вторично отвергнута»[11].

27 марта 1950 г. пом. зав. отделом США МИД Л. Карцев писал Г.Г. Карпову: «Наше посольство в Вашингтоне сообщило, что по сведениям, полученным от архиепископа Адама, Свято-Николаевский собор юридически оформлен на экзарха Московского патриарха в США. Посольство также сообщило, что указанные сведения подтверждаются в решении апелляционного суда по делу о владении собором…»[12].

27 декабря 1950 г. Л. Карцев сообщал Г.Г. Карпову: «…апелляционный суд штата Нью-Йорк, рассмотрев дело о Свято-Николаевском соборе в Нью-Йорке, принял решение передать этот собор во владение феофиловской церкви. В связи с этим экзархат русской патриаршей церкви намеревается передать дело о соборе в апелляционный суд США»[13].

2 февраля 1951 г. Г.Г. Карпов сообщал А.А. Громыко: «Архиепископ Макарий обратился к патриарху Алексию с просьбой срочно перевести 15.000 ам. долларов для оплаты адвокатов, приглашенных в связи с пересмотром в Верховном суде США дела о Нью-Йоркском соборе. В связи с этим Совет просит сообщить Ваше мнение о целесообразности выплаты этой суммы. Кроме того, Совет просит запросить телеграфом мнение посла СССР в США тов. Панюшкина по поводу процесса и выяснить, что может Советское Посольство предпринять для возвращения собора экзархату»[14].

12 февраля 1951 г. зам. зав. отдела Совета по делам РПЦ В.С. Карпович в cправке указывал: «Дело о Свято-Николаевском соборе экзархат московской патриархии передал на вторичное рассмотрение апелляционного суда штата Нью-Йорк. В случае отказа в иске дело будет передано в Верховный суд США. Для немедленной выплаты гонорара адвокатам для ведения дела в апелляционном и Верховном суде потребуется 15.000 долларов, и эта сумма необходима сейчас»[15].

4 марта 1951 г. архиепископ Адам писал Патриарху: «…решение Апелляционного Суда штата Нью-Йорка последовало не в нашу пользу»[16].

6 июня 1951 г. архиепископ Макарий телеграфировал Патриарху: «Верховный суд принял нашу апелляцию. Слушание назначено на октябрь»[17].

9 августа вл. Макарий в телеграмме Патриарху сообщал: «Решение суда можно ожидать только в ноябре»[18].

27 июня 1952 г. С.К. Белышев писал министру иностранных дел А.Я. Вышинскому, что прибывший в Москву «архиепископ Адам сообщил, что в связи с рассмотрением в Верховном суде США дела о Нью-Йоркском соборе экзархат должен до 1-го июля с. г. по требованию противной стороны внести»бонд» (залог) в сумме 5.000 американских долларов. Совет <…> просит <…> выяснить <…> действительную необходимость взноса такой суммы…»[19]. В докладной записке Патриарху арх. Адам пояснил, что залог «все равно будет возвращен по окончательном вынесении решения Верховного Суда» и что Адлер «попробует сговориться и, возможно, собьет сумму»[20].

Справка от 30 июня указывала: «В связи с отсутствием до сих пор решения верховного суда, «леонтьевцы» настаивают на приведении в исполнение решения суда штата и передаче им собора. Адвокат экзархата ведет переговоры с противной стороной об оставлении собора во владении экзархата, соглашаясь внести залог в 5.000 долларов на покрытие судебных издержек, если решение верховного суда будет не в пользу Московской патриархии. Суд требует внесения залога от противной стороны»[21].

По просьбе вл. Адама Патриархом на имя преосвященного Макария была составлена доверенность[22], чтобы представлять Патриархию в «судебных и иных учреждениях». В связи с этим Г.Г. Карпов делал 9 августа 1952 г. запрос в посольство СССР в США, «считает ли оно необходимым выдачу такой доверенности, поскольку до этого экзарх никакой доверенности не имел, и <…> не вызовет ли выдача и легализация ее каких-либо дополнительных затруднений в деятельности экзархата в США; …не имеется ли каких-либо замечаний со стороны Договорно-Правового управления МИД по содержанию доверенности…»[23].

27 августа 1952 г. С.К. Белышев сообщал А.Я. Вышинскому, что «архиепископ Адам поставил вопрос перед патриархом об отпуске дополнительно к 5.000 долларов, внесенным в качестве залога, еще 10.000 долларов на оплату услуг адвоката Адлера. Патриарх обусловил согласие на выплату 10.000 долларов адвокату Адлеру выигрышем им процесса. В случае проигрыша процесса Патриарх согласен выплатить только 5.000 долларов»[24].

В Совете по делам РПЦ Г.Т. Уткиным 10 сентября 1952 г. была подготовлена справка, согласно которой «в выдаче экзарху митрополиту Макарию доверенности на право владения имуществом нет необходимости. В настоящее время рассмотрение в верховном суде США дела о нью-йоркском соборе принимает политический характер. Леонтьевцы пытаются обосновать свои претензии утверждениями о том, что деятельность патриарха контролируется советским правительством. В связи с этим Адам просит патриарха прислать ему подборку копий документов, подтверждающих свободу действий Московской патриархии в ведении религиозных дел, а также право патриарха руководить Русской Православной Церковью в качестве законного канонического первоиерарха. В числе этих документов могут быть копии законодательных актов об отделении церкви от государства, положения о патриархии и экзархатах, материалы об избрании патриарха… Адам просит передать патриарху его просьбу перевести экзархату в ближайшее время 3.000 долларов для оплаты услуг адвоката Адлера»[25].

Г.Т. Уткин в другой справке на основании сообщения «т. Зарубина от 25. IX-1952 г.» писал, что из-за «отсутствия денег адвокат Адлер отказывается вести дело о соборе, которое должно слушаться на будущей неделе. Адам просит дать ответ, будут ли переведены деньги, в случае задержки дело может быть проиграно». Далее Г.Т. Уткин сообщал, что «26 сентября дана телеграмма Адаму о переводе денег. 27 сентября переведено 5.000 долларов для Адлера»[26]. Об этом же переводе Г.Г. Карпов 27 сентября уведомил замминистра иностранных дел Г.М. Пушкина[27].

2 октября 1952 г. В.С. Карпович писал В.И. Базыкину: «В связи с предстоящим в октябре с.г. рассмотрении в Верховном суде США дела о Свято-Николаевском соборе в г. Нью-Йорке <…> Московской патриархией на имя митрополита Макария направлены документы…»[28]. Среди высланных 29 сентября документов были: «1. Речь представителя Советского Правительства Председателя Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР Г.Г. Карпова на Поместном Соборе 1945 г. … 2. «Положение об управлении Русской Православной Церкви», Москва, 1945 г. 3. G. Spasov. «Freedom of Religion in the U.S.S.R.» London, 1951. 4. Изменение Устава Архиепископии Русской Православной Церкви в Бельгии 5.XI.1947 г.»[29].

3 октября 1952 г. Г.Г. Карпов советовался в письме с Г.М. Пушкиным, К.К. Омельченко и И.И. Кудрявцевым по поводу того, чтобы «напечатать в журнале экзархата в США «Единая церковь» (г. Нью-Йорк) статью «Правда о русской церкви» литературного сотрудника Московской патриархии А. Ведерникова», в связи с тем, что «13 октября с. г. в Верховном суде США предстоит слушание протеста экзархата Московской патриархии на решение суда штата Нью-Йорк», которое «продиктовано политическими соображениями»[30]. Статья А. Ведерникова проясняла вопросы канонического характера, собственности, преемственности и др., способные помочь делу о соборе[31].

7 октября 1952 г. состоялась встреча сотрудника посольства СССР в США Н. Савченко с архиепископом Адамом. Последний «рассказал, что 13 октября с. г. Верховный Суд США рассматривает дело о Свято-Николаевском соборе… Решение <…> будет окончательным и апелляции не подлежит. По мнению адвоката Адлера, <…> а также, по мнению самого Адама, все юридические и моральные права на стороне Экзархии… Адлер <…> согласился на сумму гонорара в размере 7,5 тысяч долларов вне зависимости от решения суда»[32].

«Приход сумм, поступивших в Экзархат от Патриархии в 1952 году» указывает на сумму «Адвокату Ф. Адлеру» в размере 32 тыс. 700 долларов, выплаченных постепенно в течение 1952 г[33].

3 февраля 1953 г. митрополит Крутицкий и Коломенский Николай писал митрополиту Макарию: «На последнем заседании Священного Синода <…> было заслушано сообщение об исходе многолетнего судебного процесса по защите имущественных прав Русской Православной Церкви на Свято-Николаевский Собор в Нью-Йорке и принято решение о выражении благодарности, от имени Священного Синода Русской Православной Церкви, адвокату нашей стороны г-ну Филиппу Адлеру… Верим, что Господь благословит успехом и соответствующие дальнейшие судебные мероприятия Экзархата по окончательному закреплению бесспорных юридических прав Русской Православной Церкви в Америке»[34].

В письме протоиерею Иосифу Дзвончику, настоятелю Свято-Николаевского собора, митрополит Николай в тот же день сообщал в свете возможных судебных тяжб: «Согласно Вашей просьбы препроводим <…> имеющиеся у нас данные о пожертвованиях Святейшего Правительствующего Синода и русского верующего народа на строительство Свято-Николаевского Собора в Нью-Йорке»[35].

3 июня 1953 г. митрополит Макарий писал Патриарху: «Сегодня получил перевод на 2.000 долларов. Решение суда ожидаем с нетерпением. Для ремонта нанят архитектор, если суд не помешает, надеемся реставрировать cобор и дом»[36].

16 июля 1953 г. архиепископ Адам писал митрополиту Николаю: «Решением штатного суда процесс Собора возобновляется. По приезде адвоката Адлера 20 июля сообщим подробности»[37]. В том же день он отправил вл. Николаю более подробное письмо о «прискорбном постановлении апелляционного суда в Албани – столице штата Нью-Йорк». «Решение Верховного Суда <…> было в нашу сторону и казалось, что это будет уже финал судебных тяжб. Но в постановлении Верх. Суда была своего рода оговорка, чисто легальной процедуры. Верх. Суд решил о неконституционности поправок <…>, проведенных тайно против нас в 45 и 48 гг. Таким образом мы выиграли дело (частично). Но вместе с тем этот апелляц. суд в Албани должен был решить еще т.с. чисто формальный, «домашний» вопрос, именно, как он, высшая инстанция судебная в нашем штате Нью-Йоркском, разрешит дело собственности – за нами ли или за противниками. Соблюдая основной принцип невмешательства к суверенной власти Штата, Верховный Суд в Вашингтоне предписал рассмотреть все дело (в особенности по отношению к материальной стороне имущественных прав) суду в Албани как верховному суду Штата». В США действует «закон писаный» и «коммон лав (т. е. неписанный)», который использует «в подобных случаях применяемую судебную практику. По «писаному» закону выиграли мы. Сейчас же штатный апелл. суд предписал новое разбирательство, т.е. слушание дела изнова по линии процедуры «неписанного» закона… Таким образом, суд начнется опять с первой инстанции… Поэтому <…> умоляю <…> распорядиться найти всевозможнейшие документы и прислать их <…>, и я их переведу на англ. я. и передам адвокату»[38].

Встретившись с Адлером, вл. Адам 20-26 июля 1953 г. добавил следующее: «… не раньше, как при конце м. января состоится разбирательство, – так объяснил мне мр Адлер. Столько времени ему нужно подготовиться к новому суду. …необходимо нам запастися массою документов, <….> он обещал приготовить мне полный список всего, что необходимо для подготовительной работы… Адлер высказал пожелание, что было бы очень важным иметь нам здесь, на суде, такого авторитетного свидетеля-знатока, каким показался на первом слушании владыка митрополит Григорий»[39].

Через несколько дней Адлер подготовил «Меморандум по делу о Св. Николаевском Соборе»[40], где, наряду с уже имеющимся объяснением арх. Адама, говорилось: «Разбиравшие дело судьи, основываясь на базисе коммон лов (суда по прецедентам практики судебной), имели право воспользоваться «дискрецией» (благоразумием) и решить устранение с собора архиепископа, назначенного Патриархом, и восстановить архиепископа местного, выбранного митрополичьим округом, на том основании, что Патриархия не имеет «свободы» и не является «подлинной» религиозной властью… И раз низшие суды не применили эту теорию и напротив, выдали решение в пользу Вениамина, то Апелляционный суд решил отменить это постановление (суда) и назначил новое разбирательство с тем, чтобы разбирающие дело суды могли использовать свою дискрецию (благоразумие) по указанным выше соображениям… Этот процесс продолжался больше пяти лет в судах и может получиться опять такой же исход, что дело возможно очутится поновно в Верховном Суде Соед. Штатов… Разбор дела может других три года взять времени, проходя и новое разбирательство, – и апелляцию в апелляционный отдел (апелляц. отделение в Нью-Йорке), – затем апелляцию в апелляционный суд и по разрешению сей инстанции – апелляцию в Верховный Суд Соед. Штатов»[41].

Адлер вслед за арх. Адамом предложил иметь «свидетеля <…> с таким выдающимся штандартным весом и научным калибром, как митрополит Григорий, который был бы в состоянии дать показания по вопросам о: 1) истории Патриаршества, в особенности с 1917 г. по нынешний день; 2) об организации и деяниях Собора 1945 года и указал бы на правильность избрания Патриарха…; 3) протоколе-записи о конференции с 1948 года с указанием в нем участия других Православных Церквей; 4) соотношении Церкви и Правительства в Советском Союзе и положении о Патриаршестве как «свободной» религиозной институции; 5) статусе–положение об официальном журнале Патриархии и его содержании; 6) данных о постройке Св. Николаевского собора…; 7) управлении Американской Архидиоцезии…; 8) организации Карловацкого Синода, и все распоряжения и указы Патриархии по отношению к нему; 9) указе, датированном ноябрем месяцем 1920 г., – обстоятельства, из-за которых он был провозглашен, – цель и территория, на какую он выпускался». Также Адлер рекомендовал иметь «свидетелей из других Православных Церквей»[42].

18 августа Адлер направил на имя митрополита Макария и архиепископа Адама дополнение к своему предыдущему меморандуму. Там адвокат предлагает обратиться к особенной процедуре «мандамус». Он пишет: «После продолжительного изучения дела я пришел к заключению, что для нас остается открытым путь сейчас обратиться в Верховный Суд с ходатайством подвергнуть оспариванию легальность решения, изданного апелляционным судом, назначающим новое разбирательство. Имеется у нас (в судебной практике) специального рода процедура, которую называем обращением о выдаче мандамус, на основании которого апелляционный суд имеет право приказать низшему суду решать спорное дело в точном согласии с директивами, данным Высшим Судом, или же отменить всецело нарушение низшей инстанцией решения апелляционного суда. Того рода процедура очень редка и вообще не применяется там, где имеются возможности иным путем оспаривать нелегальность решения. Эта форма процедуры («мандамус») применяться должна только в тех случаях, в которых прибегается к помощи Высшего Суда кассации постановления, выданного низшим судом и выданного в совершенном противоречии с децизией Высшего Суда. В нашем случае мое мнение таково, что постановление, как его продиктовал судья Конвей, есть нарушение децизии Верховного Суда, и ввиду того, что у нас нет другого способа оспаривать его (решение судьи Конвея) ни путем апелляции, ни путем посредством т.н. акции о «цертиорари», единственным способом для нас остается просить о «мандамус»»[43].

В 1953 году вопрос о владении Свято-Николаевским собором Нью-Йорка так и не был решен. Следующие упоминания об этом деле находятся только в документах 1954 года. Точка в судебном процессе, как было указано выше, была поставлена 6 июня 1960 года, когда решением Верховного суда США Собор окончательно был передан Московской Патриархии.

Таким образом, из документов становится ясно, что дело Свято-Николаевского собора имело важное значение. За делом внимательно следили МИД СССР, Совет по делам РПЦ и руководство Московской Патриархии. На судебные издержки отчислялись огромные по тому времени суммы. Отчисления шли в равной степени как от Святейшего Патриарха, так и от правительства Советского Союза. Объяснить такое внимание, скорее всего, можно тем, что собор являлся символом не только административной церковной власти, но и исторического присутствия Экзархата на данной территории. Можно предположить, что в этом деле знаменитый аугсбургский принцип «чья власть, того и вера» трансформировался в «чей Никольский собор, того и моральное право на управление Американской епархией».

Для властей собор был очередным стратегическим ходом в деле укрепления на месте авторитета и значимости «советской» Церкви, а значит и Советского Государства. Для Московской Патриархии – также делом укрепления своего авторитета и делом благочестия, сохранения святыни от раскольников.


[1] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 437, л. 54.

[2] Там же, л. 69.

[3] Там же, л. 86.

[4] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 437, лл. 87-88.

[5] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 7. Д. 139, л. 133.

[6] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 437, л. 101.

[7] См. Приложение. Документ № 2.

[8] Там же, л. 102.

[9] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 720, л. 4.

[10] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 720, л. 18.

[11] Русский Голос. 19 января 1950 г.

[12] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 720, л. 68.

[13] Там же, л. 245.

[14] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 845, л. 14.

[15] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 845, л. 17.

[16] Там же. Д. 866, л. 4.

[17] Там же, л. 38.

[18] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 845, л. 112.

[19] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 980, л. 31.

[20] Там же, л. 32.

[21] Там же, л. 33.

[22] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 980, лл. 58-59.

[23] Там же, л. 57.

[24] Там же, л. 67.

[25] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 980, л. 81.

[26] Там же, л. 83.

[27] Там же, л. 84.

[28] Там же, л. 86.

[29] Там же, л. 87.

[30] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 1. Д. 980, л. 88.

[31] Там же, лл. 89-103.

[32] Там же, л. 120.

[33] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 2. Д. 123, л. 27.

[34] Там же, л. 51.

[35] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 2. Д. 123, лл. 59-60.

[36] Там же, л. 124.

[37] Там же, л. 173.

[38] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 2. Д. 123, лл. 174-176.

[39] Там же, л. 181.

[40] Полностью документ см. Приложение. Документ №3.

[41] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 2. Д. 123, лл. 191-193.

[42] Там же, лл. 193-194.

 [43] ГА РФ. Ф Р-6991, оп. 2. Д. 124, л. 65.