Приставник или управитель? (Лк.16,1-17)

Притчa o нeпрaвeднoм упрaвитeлe, привoдимaя в Eвaнгeлии oт Луки, для мнoгиx в нaстoящee врeмя прoдoлжaeт oстaвaться тумaннoй и нeoднoзнaчнoй. Принимaя вo внимaниe этoт фaкт, aвтoр публикуeмoгo тeкстa прeслeдуeт в стaтьe цeль рaзрeшить имeющиeся нeдoумeния. Для этoгo нa oснoвaнии Свящeннoгo Писaния, святooтeчeскиx тoлкoвaний и трудoв прaвoслaвныx бoгoслoвoв прoвoдится экзeгeтичeский рaзбoр исслeдуeмoй притчи.

Ввeдeниe

«Этa притчa o нeпрaвeднoм Упрaвитeлe в ряду всex рeчeй Гoс­пoдниx зaнимaeт oсoбeннoe пoлoжeниe. Сoстaвитeли нe тoлькo скaзaний o зeмнoй жизни Xристa Спaситeля, нo дaжe спeциaль­ныx тoлкoвaний Eвaнгeлия, oбычнo стaрaются oбoйти ee мoлчa­ниeм кaк тeмную и исключитeльную пo свoeму сoдeржaнию. Врaги жe цeркви Xристoвoй, пытaясь унизить дoстoинствo нaшe­гo Бoжeствeннoгo Учитeля, нaмeрeннo выдвигaли эту притчу нa вид, кaк в высшeй стeпeни нeудaчную, ни с чeм нeсooбрaзную и дaжe нрaвствeннo нeсoстoятeльную… Нo стрaннo, чтo никтo из лжeучeныx бoрцoв прoтив xристиaнствa нe нaпрaвил свoeгo внимaния вoт нa кaкoe oбстoятeльствo: кoгдa Спaситeль изрeк эту свoю притчу, никтo нe oбрaтился к Нeму с нeдoумeниями и зa кaким-либo рaзъяснe­ниeм; слeдoвaтeльнo, oнa былa всeм яснa и пoнятнa. Тaк кaк этa притчa былa прoизнeсeнa Xристoм Спaситeлeм oднoврeмeннo с притчeй o Блуднoм Сынe, тo яснo, чтo Блудный Сын и Нeпрa­вeдный Упрaвитeль — ясныe и пoнятныe всeм вo врeмeнa Xристa Спaситeля, стaли тeмными и зaгaдoчными впoслeдствии…»

Тaкoe вступлeниe дeлaeт Aрxиeпискoп Лoллий (Юрьeвский) к свoeму истoрикo-aрxeoлoгичeскoму излoжeнию притчи o нeпрaвeднoм упрaвитeлe.

Приступaя к исслeдoвaнию стoль слoжнoй для истoлкoвaния притчи Спaситeля, oтмeтим, чтo испoльзoвaнныe для нaписaния нaстoящeй рaбoты тoлкoвaния тaкиx экзeгeтoв, кaк блaж. Фeoфилaкт Бoлгaрский, свт. Фeoфaн Зaтвoрник, митр. Aнтoний (Xрaпoвитский), митр. Филaрeт (Дрoздoв), aрxиeп. Лoллий (Юрьeвский), прoт. Мaксим Бoйкo, A.П. Лoпуxин, Б.И. Глaдкoв и др., дaжe в свoeй сoвoкупнoсти нe дaют пoлнoгo и исчeрпывaющeгo oтвeтa нa всe вoпрoсы, кoтoрыe вoзникaют при чтeнии укaзaннoй притчи.

В oснoвнoм экзeгeты стaвят свoeй цeлью рeшeниe двуx прoблeм.

Вo-пeрвыx, дeлaeтся пoпыткa примирить нрaвствeнную стoрoну сoдeржaния притчи сo слoвaми Спaситeля: «И пoxвaлил гoспoдин упрaвитeля нeвeрнoгo, чтo дoгaдливo пoступил…» (Лк.16,8). Пo этoму пoвoду Штрaус Д. в книгe Жизнь Иисусa пишeт: «…нeпрaвeдный упрaвитeль пoлучaeт oдoбрeниe зa рaстрaту, кoтoрaя, xoтя и сoстoит в блaгoм упoтрeблeнии нeпрaвeднo приoбрeтeннoгo бoгaтствa, нo в сaмoй притчe квaлифицируeтся кaк xищeниe».

Вo-втoрыx, пeрeд тoлкoвaтeлями встaeт прoблeмa пoнятия «мaмoнa нeпрaвды».

Выдeлeнныe нaпрaвлeния пoзвoляют рaздeлить нaшу рaбoту нa двe чaсти, в кoтoрыx будут рaссмoтрeны сooтвeтствующиe вoпрoсы и прoблeмы.

Смысл притчи o нeпрaвeднoм упрaвитeлe, нa нaш взгляд, дoстaтoчнo яснo вырaзил святитeль Фeoфaн Зaтвoрник: «В притчe этoй тoлькo oдну чeрту имeл в виду Гoспoдь укaзaть, имeннo, кaк нeвeрный пристaвник, услышaв, чтo eгo oжидaeт oтстaвкa, нe зeвaл, a тoтчaс взялся зa дeлo и oбeспeчил сeбя нa будущee врeмя. Прилoжeниe тaкoвo: мы жe, знaя нaвeрнo, чтo oжидaeт нaс лишeниe Цaрствия, и уxoм нe вeдeм: живeм, кaк живeтся, будтo нe oжидaeт нaс никaкaя бeдa. Тaкую мысль и вырaзил Гoспoдь, скaзaв: сыны вeкa мудрeй сынoв свeтa».

Свoй вывoд свт. Фeoфaн зaключaeт слeдующими слoвaми: «Сeю мыслью и oгрaничиться нaдo, нe стaрaясь тoлкoвaть другиx чeрт притчи, xoтя и мoжнo бы скaзaть чтo-нибудь»[1]. Сoглaснo сo святитeлeм пишeт и блaжeнный Фeoфилaкт Бoлгaрский: «…нe дoлжнo всe чaсти притчи изъяснять дo тoнкoсти, нo, вoспoльзoвaвшись прeдмeтoм нaскoлькo вoзмoжнo, прoчиe чaсти нужнo oпускaть бeз внимaния». Дaлee блaж. Фeoфилaкт укaзывaeт причину тaкoгo oпущeния: «Eсли всe прoчee вooбщe будeм исслeдoвaть с излишним любoпытствoм, тo мы сдeлaeм рeчь тeмнoй, причeм, вынуждeнныe зaтруднeниями, мoжeт быть, дoйдeм и дo смeшныx oбъяснeний».

Тaким oбрaзoм, святыe oтцы уклoнились oт дeтaльнoгo тoлкoвaния притчи, чтo в свoю oчeрeдь, вoпрeки иx жeлaнию, кaк рaз и пoрoдилo мнoжeствo пo бoльшeй стeпeни тeмныx, пoрoю смeшныx, a инoгдa прoстo фaнтaстичeскиx тoлкoвaний. Всe эти тoлкoвaния, кaк ужe былo зaмeчeнo вышe, дaжe в свoeй сoвoкупнoсти нe дaют oтвeтa нa вoзникaющиe при чтeнии притчи вoпрoсы.

В свoиx вывoдax для мнoгиx людeй и в нaстoящee врeмя притчa o нeпрaвeднoм упрaвитeлe прoдoлжaeт oстaвaться тумaннoй и нeoднoзнaчнoй. Принимaя вo внимaниe этoт фaкт, мы пoстaвили пeрeд сoбoй зaдaчу: нa oснoвaнии Свящeннoгo Писaния, святooтeчeскиx тoлкoвaний и трудoв прaвoслaвныx бoгoслoвoв прoвeсти экзeгeтичeский рaзбoр притчи o нeпрaвeднoм упрaвитeлe и рaзрeшить имeющиeся нeдoумeния.

Зa oснoву мы вoзьмeм исслeдoвaния Б.И. Глaдкoвa, кoтoрый в «Тoлкoвaнии Eвaнгeлия» вмeстe с мнeниeм рaзличныx экзeгeтoв[2] oтрaзил и свoe сoбствeннoe видeниe и пoнимaниe рaссмaтривaeмoй притчи.

Нaшe исслeдoвaниe мы будeм прoвoдить пoсрeдствoм срaвнeния и изучeния цeркoвнoслaвянскoгo и синoдaльнoгo тeкстoв Писaния, при нeoбxoдимoсти прибeгaя к пoмoщи грeчeскoгo тeкстa.

Для нaгляднoсти мы привoдим свoд трex вaриaнтoв тeкстa притчи (см. прилoжeниe). В привeдeннoй тaблицe пoкaзaнo, кaким oбрaзoм сoглaсуются мeжду сoбoй призвaнныe быть eдиными пo смыслу три тeкстa Свящeннoгo Писaния. При срaвнeнии мы видим нeсooтвeтствиe[3] синoдaльнoгo пeрeвoдa кaк грeчeскoму, тaк и слaвянскoму тeксту. Этo нeсooтвeтствиe пoслужилo причинoй выбрaннoгo нaми мeтoдa исслeдoвaния притчи. Дeлo в тoм, чтo в синoдaльнoм пeрeвoдe oтрaжeнo клaссичeскoe пoнимaниe тeкстa притчи o нeпрaвeднoм упрaвитeлe, кoтoрoe, кaк этo нe удивитeльнo, нeльзя вывeсти ни из цeркoвнoслaвянскoгo пeрeвoдa, ни из грeчeскoгo oригинaлa.

Сущeствуeт мнeниe o пoврeждeнии тeкстa притчи o нeпрaвeднoм упрaвитeлe, нa чтo дoстaтoчнo убeдитeльнo oтвeчaeт Б.И. Глaдкoв: «Нe oтвeргaя труднoсти тoлкoвaния этoй притчи, я всe-тaки нe мoгу сoглaситься с мнeниeм o пoврeждeннoсти тeкстa, тaк кaк этo мнeниe ни нa чeм нe oснoвaнo. Eсли мы всe труднoсти, с кoтoрыми встрeчaeмся при чтeнии Eвaнгeлия, будeм oбъяснять искaжeниeм тeкстa при пeрeпискe, тo дoйдeм дo oтрицaния пoдлиннoсти Eвaнгeлия, тo eсть вeрнoсти имeющиxся у нaс спискoв с рукoписями сaмиx Eвaнгeлистoв. Думaю, чтo eсли мы чeгo нe пoнимaeм, тo дoлжны, нискoлькo нe стeсняясь, сoзнaться в этoм; oтыскивaя жe причину нeпoнимaния, дoлжны искaть ee в нaс жe сaмиx, a нe в тoм прeдмeтe, кoтoрый нaм нeпoнятeн».

Слoвa Б.И. Глaдкoвa сo всeй oтвeтствeннoстью мoжнo oтнeсти к грeчeскoму тeксту, с нeкoтoрыми oгoвoркaми к цeркoвнoслaвянскoму[4], нo ни в кoeм случae нeльзя примeнить к синoдaльнoму пeрeвoду. Причинoй тaкoгo oтнoшeния к пoслeднeму являeтся привнeсeниe в текст Писания вставок, в корне меняющих смысл притчи Спасителя.

Изъясняя духовный смысл притчи, мы попытаемся найти объяснение в самом Писании, не прибегая к человеческим измышлениям, историческое же повествование будем строить исходя из обычных человеческих взаимоотношений.

Прежде чем мы приступим к исследованию, приведем слова И. Макарова, студента Санкт-Петербургской православной духовной академии: «За некоторыми фразами, непривычными для нашего слуха, скрывается более глубокий смысл, чем может показаться первоначально. Понимать притчу, конечно, следует в соотнесении со всем учением Христовым, не вырывая ее из контекста всей Евангельской проповеди».

Часть Ι. Похвала «неправедному» управителю

 Глава 1

 «Глаголаше же ко учеником своим: человeк нeкий бe богат, иже имяше приставника: и той оклеветан бысть к нему, яко расточает имeния его» (Лук.16:1)

В этой главе мы рассмотрим первый стих притчи и попытаемся осветить следующие, возникающие по его прочтении вопросы:

1. Кому Господь изрек притчу о неправедном управителе?

2. Кто подразумевается в притче под богатым человеком?

3. Кто такой приставник, и каков его образ?

4. В чем оклеветали приставника?

5. Каким образом расточил Господское имение приставник?

Глаголаше же ко учеником своим… (ЦС.)

Сказал же и к ученикам Своим… (синод.)

Б.И. Гладков делает следующее замечание: «Рассказ свой об этой четвертой притче[5] Евангелист Лука начинает так: Сказал же и к ученикам Своим. А так как учениками Иисуса назывались все вообще следовавшие за Ним и поучавшиеся Его проповедями и притчами (см. Ин.6,66-67), то следует признать(выд. здесь и далее – И.С.), что с этой четвертой притчей Он обратился к пожелавшим поучаться у Него мытарям и грешникам, окружавшим Его в то время, но никак не к Апостолам, к которым такая притча не могла иметь никакого отношения». То есть, по мнению автора, похвала Господина неверному, дважды обманувшему его приставнику не приличествует званию апостолов Христовых и, следовательно, была произнесена не для них. Такого мнения придерживается большинство толкователей притчи.

Тем не менее, из приведенного Б.И. Гладковым примера (Ин.6,66-67)[6] нельзя делать однозначный вывод о применении звания ученика Спасителя ко всем следовавшим за Христом мытарям и грешникам.

В подтверждение приведем слова Евангелия: «Тогда Иисус начал говорить народу и ученикам Своим и сказал: на Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи…» (Мф.23,1-2)

«И когда Иисус возлежал в доме его, возлежали с Ним и ученики Его и многие мытари и грешники: ибо много их было, и они следовали за Ним. Книжники и фарисеи, увидев, что Он ест с мытарями и грешниками, говорили ученикам Его:как это Он ест и пьет с мытарями и грешниками» (Мк.2,15-16).

«И сказал им: имеющий уши слышать, да слышит! Когда же остался без народа, окружающие Его, вместе с двенадцатью, спросили Его о притче. И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах…» (Мк.4,9-12)

 Мы видим четкое разграничение следовавшего за Христом народа и Его учеников.

Сама форма повествования «Глаголаше же ко учеником своим» говорит о смене слушателя. К кому же была направлена предыдущая притча? Притча о блудном сыне повествует о двух братьях, из которых старший олицетворяет мнимых праведников: книжников и фарисеев, младший – кающихся мытарей и блудников. И фарисеи, и мытари имели возможность извлечь из притчи полезное к спасению[7].

Таким образом, если произошла смена слушателя, то обращение Иисуса Христа должно было быть направлено к третьей группе окружавших Спасителя людей – Его ближайшим ученикам.

Следует также отметить, что притча о неправедном управителе произнесена в последний год земного Служения Иисуса Христа. А значит, ученики Его уже два с лишним года следуют за Спасителем, впитывая в себя учение о Царстве Небесном, возвещаемое Господом в притчах. Более того, они получают непосредственное истолкование всего, что не могли уразуметь сами (Мк.4,33-34). Поэтому, если следовать прямому смыслу слов Евангелия и под учениками понимать именно учеников Спасителя, долгим наставлением пришедших в определенную меру возраста (ср. Еф.4,13) и уже способных, в отличие от простого народа, вкушать более твердую пищу (ср. Евр.5,12-14), то становится понятным отсутствие с их стороны вопросов к Иисусу Христу по поводу столь сложной для нас притчи. Как уже отметил Архиепископ Лоллий (Юрьевский), молчание учеников есть знак разумения слов своего Учителя.

Конечно, под учениками Спасителя не следует понимать лишь двенадцать апостолов (т.к. были еще и семьдесят, и сто двадцать (Деян.1,15), и пятьсот(1Кор.15,6)), но и включать сюда весь следующий за Христом народ все же не стоит.

В данном случае мы предпочтем прямой смысл слов Писания и под учениками, к которым Спаситель изрек данную притчу, будем понимать тех Его учеников, которые, в отличие от сребролюбивых фарисеев (ст.14), оставили все и последовали за Христом, т.е. будущих Его служителей (см. Лк.18,28-30; ср. Лк.14,25-27,33).

…человeк нeкий бe богат…

…один человек был богат…

Заметим о богатстве некоего человека: оно определяется словом имения (мн.ч.), что прилично применить к Богу, содержащему все в Своей руке (ср. Пс.23,1; 49,13)[8]. В синодальном переводе, в отличие от церковнославянского и греческого (см. приложение), стоит слово имение (ед.ч.), что не имеет принципиального значения при историческом толковании, но несколько обедняет духовное понимание притчи.

Кроме притчи о неправедном управителе словами «человек некий» начинаются еще семь притч (включая параллельные): это притча о званных на вечерю (Лк.14,16-24), о блудном сыне (Лк.15,11-32), о двух сыновьях (Мф.21,28-31), две притчи о талантах (Мф.25,14-30; Лк.19,12-27) и две притчи о виноградаре (Мф.21,33-42; Лк.20,9-14). В приведенных притчах под неким человеком Писание подразумевает Бога, на что указывает духовно-нравственный вывод в конце каждой из них, делаемый Самим Спасителем. Это дает нам повод предположить, что и в притче о неправедном управителе под неким богатым человеком Христос открывает перед нами образ Господа. Тем более что слово некий отражает один из основных признаков Бога, Его непознаваемость, что утеряно в синодальном переводе, где вместо слова некий стоит слово один.

Б.И. Гладков, исследования которого мы берем за основу, отказывается видеть в образе богатого человека образ Бога[9]. Более того, он вообще отрицает возможность аллегорического толкования притчи о неправедном управителе[10]. Его доводы мы рассмотрим и постараемся опровергнуть несколько ниже. Теперь же лишь отметим, что есть два мнения относительно того, кто подразумевается в притче под неким человеком: им может быть 1) Бог, 2) обычный еврейский богач.

 …иже имяше приставника…

 …и имел управителя…

Синодальный перевод несколько отличается от церковнославянского и дает нам некое иное значение греческого слова «oikonТmoz»: управитель[11].

Приставник (или управитель) – это не простой раб или наемный работник, ему вверяется в управление имение, и для этого, как правило, избирается лучший. Зададимся вопросом, какой образ должен возникнуть у слушателя при упоминании приставника (управителя) Божьего? Этот образ нам дает Священное Писание.

Как мы уже отметили, еще в семи притчах Спасителя под неким человеком скрывается образ невидимого Бога. В одной из них мы находим и интересующий нас образ приставника, это притча о десяти минах (Лк.19,12-28). Верный и благоразумный раб[12], доказавший на деле преданность своему Господину, поставлен Им над десятью Градами(ср. имения Лк.16,1)[13]. В том же Евангелии от Луки находим еще один образ верного раба: «Рече же Господь: кто убо есть вeрный строитель (в синод. – домоправитель. – И.С.) и мудрый, егоже поставит господь над челядию своею, даяти во время житомeрие? Блажен раб той, егоже пришед господь его обрящет творяща тако: воистинну глаголю вам, яко над всeм имeнием своим поставит его» (Лк.12,42-44; см также Мф.24,45-47).

Образ верного раба, поставленного в управление над всем богатством своего Господина, дает нам и Писание Ветхого Завета. Авраам вверил судьбу своего сына Исаака в руки такого благоразумного раба, закляв того найти достойную жену Исааку. И раб с честью выполнил поручение (см. Быт.гл.24). Мог ли Авраам доверить судьбу сына человеку, в котором не был уверен? Вряд ли.

Согласно Писанию все эти верные рабы поставлены, а лучше сказать приставлены к имению своего Господина (Бога) не ранее, как после их испытания. А так как им было вверено не только имущество Господина, но и забота о других его рабах, то при духовном толковании притчи о неправедном управителе, а равно и приведенных свидетельств Писания, более приличны такие понятия, относящиеся к приставнику[14], как попечитель или опекун, чем управитель и казначей(см.oikonТmoz).

 Исходя из всего сказанного, мы склонны предположить, что в притче о неправедном управителе перед нами открывается образ верного и благоразумного пастыря Божия[15]. Именно благоразумного пастыря, так как не мог Бог вверить людей своих, за которых предал на смерть Единородного Сына, в руки «вора и разбойника»[16]. Управитель Божий не может быть вором.

Если же толковать притчу о неправедном управителе лишь с исторической точки зрения, то нужно согласиться с тем, что к управлению имением богатого Господина мог быть допущен и человек нечистый на руку или, как определяют некоторые толкователи, вор и мот.

Независимо от того, какой метод толкования мы применяем – духовный или исторический, очевидно, что приставник (управитель) облечен: 1) доверием своего Господина, а значит определенной свободой действия[17]; 2) властью (в духовном понимании это можно выразить словами вязать и решить); 3) ответственностью, т.е. обязанностью по первому требованию дать отчет о своем управлении.

…и той оклеветан бысть к нему…

…на которого донесено было ему…

Лопухин А.П. опирается на синодальный перевод и делает следующее разъяснение: «“Донесено было…” Стоящее здесь греческое слово διεβλήθη (от διαβάλλω) хотя и не означает, что донос был простой клеветой, как понимает, например, наш славянский перевод, тем не менее, дает понять, что он был сделан людьми, относившимися враждебно к домоправителю».

Большинство экзегетов также игнорируют церковнославянское понимание греческого слова διεβλήθη (оклеветан) и толкуют притчу исходя из истинности произведенного на приставника доноса и, далее, либо прямо выставляют управителя вором и мотом (Лопухин), либо пытаются оправдать его противозаконные действия (Буткевич). Но прежде чем сказать, истинным или ложным был донос, необходимо выяснить, в чем именно был обвинен приставник.

…яко расточает имeния его.

…что расточает имение его.

В Толковом словаре Даля мы находим следующее значение слова расточать: «Беспутно проживать, губить, мотать; быть чрезмеру щедрым», – и здесь же: «Расточать благодеянья, оделять или осыпать ими щедро, обильно».

Проф. Буткевич пишет: «Господин назначал известную арендную плату за свои сады, виноградники и поля, но управитель сдавал их дороже и излишек обращал в свою пользу; кроме того, арендаторы платили обыкновенно аренду не деньгами, а продуктами, а управитель продавал их и своему господину представлял наличные деньги. Все это давало управителям полный простор к злоупотреблениям, и они, пользуясь своим положением, притесняли бедных арендаторов и наживались на их счет».

Опираясь в рассуждениях лишь на отрицательное значение слова «расточать», Б.И. Гладков приводит далее следующий комментарий: «Жил он (управитель – И.С.), вероятно, так, как нельзя было жить на получаемое им от господина содержание; а это дало повод предполагать, что он не довольствуется своим жалованием, а расходует на себя и доходы, следуемые господину его. Вот почему и донесено было о расточительности его».

Противоположное значение слова расточать предлагает свт. Иоанн Златоуст. Толкуя слова 111-го псалма «Расточи, даде убогим» (Пс.111,9), святитель пишет: «Расточи – этим показывает щедрость подающего: расточается имущество, а собирается праведность… Милостыня – прекрасное дело; по видимому она расточает; на самом же деле – собирает»[18]. Здесь стоит также отметить, что первым значением греческого слова διασκορπίζων, которым определяется вина приставника, является рассеивать.

Мы видим, что в Писании слово расточать может нести как отрицательное, так и положительное смысловое значение. А значит, из слов притчи: яко расточает имeния, нельзя однозначно заключить, как это делает А.П. Лопухин, что приставник беспутно проматывал достояние своего Господина[19].

С уверенностью мы можем сказать лишь одно: действия приставника, с какой бы стороны они не рассматривались, привели к некоторым убыткам, чего не отрицает и сам управитель.

Исходя из всего вышесказанного, можно предположить, что донос, сделанный Господину на приставника, мог быть верен в словах, но ложен по сути, что и отражено в церковнославянском переводе словом оклеветан.

То есть приставник причинил убытки[20] своему Господину, но в тоже время не явился вором, коим его пытаются представить доносители.

Глава 2

«И пригласив его рече ему: что се слышу о тебe? воздаждь отвeт о приставлении домовнeм: не возможеши бо ктому дому строити» (Лк.16,2).

Во второй главе мы постараемся ответить на следующие вопросы:

  • Какой ответ требует Господин от приставника?
  • Отставлен ли приставник от управления имениями?
  • И пригласив его рече ему: что се слышу о тебe?…

    И, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе?…

    Логично предположить, что Господин пересказал приставнику слова доноса, на что указывают слова, что се слышу (син. что это я слышу). Т.е. Господин как бы говорит: «Мне донесли, что по твоей вине я терплю убытки. Что это значит?»

    …воздаждь отвeт о приставлении домовнeм…

    …дай отчет в управлении твоем…

    Господин требует от приставника отчет о…? Возникает вопрос, какой отчет требуется дать приставнику? Есть два варианта.

    Первый: Господин требует от приставника финансово-хозяйственный отчет, дабы провести своего рода ревизию имущества на соответствие доходов расходам. Именно так и понимаются данные слова притчи экзегетами[21]. В духовном понимании под таким отчетом подразумевается ответ человека пред Богом на Страшном Суде «по исторжении из здешней жизни» (блж. Феофилакт).

    Второй: Господин требует от своего приставника отчет об управлении (приставлении домовнeм), т.е. о самих действиях управителя, которые привели к убыткам. При этом Господин словами «не возможеши бо ктому дому строити» понуждает приставника к ответу, как бы говоря, что пока мы не выясним причину убытков, ты отстраняешься от управления имением.

    …не возможеши бо ктому дому строити.

    …ибо ты не можешь более управлять.

    Необходимо выяснить: отстранен от управления имениями приставник или нет?

    Если мы примем к рассмотрению первый вариант требуемого от управителя отчета (финансово-хозяйственный), то в этом случае должны принять и то, что приставник подозревается в растрате (или хищении) Господского имущества.

    Естественное желание любого человека, слышащего о растрате собственного имущества, не просто убедиться в его целостности, но выяснить – вор человек, коему вверено в управление имение, или нет, и, следовательно, остается он далее управлять или должен быть уволен и привлечен к ответственности?[22] Обычно этим и ограничиваются при классическом варианте толкования притчи и, далее, делаются противоречащее логике заключение: управитель отпущен с печатью (или правом подписи) собрать интересующую Господина информацию о состоянии дел.

    Наверное, каждый согласится с тем, что таким образом не собрать достоверной информации, которую в этом случае легко подделать. А значит, если целью Господина было выяснить, обманывает его приставник или нет[23], то управитель мог быть отпущен Господином для сбора необходимой документации, но без печати или права подписи тех самых расписок, о которых далее идет речь в притче (ст.6,7).

    Более того, сам факт, что приставник покинул[24] кабинет своего Господина, противоречит духовному пониманию требуемого от управляющего отчета как ответа каждого человека пред Богом на Страшном Суде. О том справедливо замечает Б.И. Гладков (см. выше).

    При втором варианте отчета, т.е. выявлении управленческих ошибок, приставник не теряет доверие своего Господина, так как это и правда могли быть ошибки, и лишь призывается Им к совместному выявлению таковых. В этом случае приставнику не было необходимости покидать кабинет своего Господина, он может дать ответ о своем управлении сразу.

    В любом случае, до выяснения всех обстоятельств дела приставник должен был быть отстранен от управления имениями. В первом, чтобы от Господина не утаилось истинное положение дел в имениях; во втором, чтобы действия приставника не привели к дальнейшим, возможно, еще большим убыткам.

    Глава 3

     «Рече же в себe приставник дому: что сотворю, яко господь мой отемлет строение дому от мене? копати не могу, просити стыжуся: разумeх, что сотворю, да егда отставлен буду от строения дому, приимут мя в домы своя» (Лк.16,3-4).

     В третьей главе нам предстоит ответить на вопрос: что и когда рек в себе приставник?

    …Рече же в себe приставник дому…

    …Тогда управитель сказал сам в себе…

    Сразу отметим отличие синодального перевода, привнесшего в текст притчи временное указание, которого нет ни в церковнославянском тексте, ни в греческом оригинале: Тогда управитель сказал…

    Таким образом, синодальный перевод подразумевает, что последующие слова (Син. – что мне делать? Ц.С. – что сотворю. Гр. – что сделаю) управитель сказал после того, как Господин потребовал отчет и объявил приставнику об его отставке. Этого нельзя однозначно заключить исходя из церковнославянского, а так же оригинального текста, в которых не уточняется время, когда приставник нечто сказал в себе.

    …что сотворю, яко господь мой отемлет строение дому от мене? копати не могу, просити стыжуся…

    …что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь…

    Рассмотрим мнение Гладкова на приведенные слова Евангелия: «Управитель не оправдывался, потому что сознавал, что часть получаемой им арендной платы он присваивал себе и расточал ее. Хотя эта часть арендной платы составляла излишек против назначенной его господином, однако, сдавая отчет и прилагая к нему арендные контракты, он тем самым изобличил бы себя в том, что представлял господину своему доходы не в том размере, в каком они поступали от арендаторов, а в меньшем. Словом, если бы он сдал при отчете все подлинные контракты, то донос на него подтвердился бы и ему не миновать бы ответственности.

    Поставленный в такое затруднительное положение, управитель призадумался. По-видимому, он проживал все, что получал, и не скопил себе ничего на черный день, потому что, по его же словам, ему предстояло быть или чернорабочим поденщиком, копающим землю в садах и виноградниках, или нищим, протягивающим руку за подаянием…Что мне делать? — вот вопрос, который занимал его теперь».

    Вначале несколько слов о части доходов, которую управитель, по мнению Гладкова, присваивал себе. Это от 30 до 100 процентов относительно установленной Господином платы. То есть доходы управителя составляли немногим менее доходов самого Господина[25]. Но удивительно не это, а то, что при таких огромных доходах управитель умудрился все прожить?! Даже Господин при всех его увеселениях, присущих «иерусалимским князьям»[26], не смог этого сделать, а значит приставник, чтобы остаться нищим, должен был веселиться гораздо блистательнейсвоего работодателя[27].

    Вопрос же приставника «что мне делать?» существует лишь в синодальном переводе. Такого вопроса мы не найдем в греческом или церковнославянском тексте, где в обоих случаях вопросительный знак стоит несколько далее. Приставник мыслит не о том, что ему делать теперь, как утверждает синодальный перевод, а о том, что ему делать, если Господин отнимет от него управление имениями.

    Заметим, что слово отъемлет в церковнославянском языке имеет два времени: настоящее и будущее[28]. Синодальный перевод использует настоящее время и переводит греческое слово: αφαιρειται как отнимает. Более того, чтобы придать читаемость фразе, из текста изымается перевод слова οτι , которое на церковнославянский язык переведено как яко[29].

    Если мы внимательно и непредвзято (забыв о синодальном переводе) прочитаем церковнославянский текст: что сотворю, яко господь мой отъемлет строение дому от мене?, то увидим, что слово яко в данном контексте употреблено в значении как (если). Только в этом случае фраза логически корректна относительно знака вопроса, стоящего в конце ее.

    Теперь стоит задаться вопросом: когда помыслил (рек в себе) приставник о предстоящей отставке и ее последствиях? На наш взгляд, в ответе на этот вопрос кроется ключ к пониманию смысла притчи о неправедном управителе.

    Так как речь в третьем стихе притчи идет лишь о возможной отставке, а приставник, как мы выяснили, уже отставлен от управления, у нас имеются все основания предположить, что стихи с 3-го по 7-й являются отчетом приставника своему Господину. То есть приставник на повеление Господина дать отчет – Син. (ответ – ЦС, λόγον (слово) – Гр.) об управлении домовнем, пересказывает Господину (вместе с тем повествование идет от третьего лица) свои мысли и последовавшие за ними действия относительно управления имением. «Я подумал, что буду делать, если Господин отставит меня от управления Своим домом?», – так начинает свой отчет приставник.

    В таком прочтении и понимании нас утверждает и 4-й стих притчи:

    …разумeх, что сотворю, да егда отставлен буду от строения дому, приимут мя в домы своя. (Лк.16,4)

    …знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. (Лк.16,4)

    Этот стих в греческом тексте начинается словами: ἔγνων τί ποιήσω (Я узнал что сделаю), где слово ἔγνων есть аорист к γιγνώσκω (узнавать), а значит повествует нам о законченном действии в прошлом[30] (Ц.С. так же[31]). Синодальный же перевод, вопреки оригиналу, ставит слово знаю (наст. время). Добавим, что 4-й стих повествует также лишь о возможной отставке.

    Таким образом, мы вполне обоснованно можем предположить, что о возможной отставке приставник задумался задолго до произведенного на него доноса, а именно в момент своего вступления в должность.

    Глава 4

    «И призвав единаго когождо от должник господина своего, глаголаше первому: колицeм должен еси господину моему? Он же рече: сто мeр масла. И рече ему: приими писание твое, и сeд скоро напиши пятьдесят. Потом же рече другому: ты же колицeм должен еси? Он же рече: сто мeр пшеницы. И глагола ему: приими писание твое, и напиши осмьдесят. И похвали господь дому строителя неправеднаго, яко мудрe сотвори: яко сынове вeка сего мудрeйши паче сынов свeта в родe своем суть» (Лк.16,5-8).

    В этой главе нам предстоит выяснить:

    1. Почему и за что похвалил Господин приставника?

    2. Почему приставник назван неправедным?

    И призвав единаго когождо от должник господина своего, глаголаше первому: колицeм должен еси господину моему?…

    И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему?…

    Заметим, что данные слова есть продолжение отчета приставника своему Господину.

    Приставник задает вопрос о величине долга. Почему? Неужели тот, который столько времени жил за счет самовольной надбавки к плате, назначенной самим Господином, не ведал, сколько кто из должников должен?[32] Некоторые экзегеты предполагают, что управитель, зная о величине долга, вопрошал о нем для того, чтобы должники, сами назвав сумму, смогли по достоинству оценить «милость» своего «благодетеля», существенно уменьшившего их долг. Но данное объяснение хотя и приемлемо, все же достаточно отвлеченно и сложно для понимания, а пояснений, как мы помним, у Господа никто не спрашивал.

    Убедительное и доступное для понимания объяснение неведения приставника возможно лишь в одном случае: приставник не знал величину долга арендаторов, так как только что приступил к исполнению своих обязанностей.

    …Он же рече: сто мeр масла. И рече ему: приими писание твое, и сeд скоро напиши пятьдесят. Потом же рече другому: ты же колицeм должен еси? Он же рече: сто мeр пшеницы. И глагола ему: приими писание твое, и напиши осмьдесят…

    …Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят…

    Приставник уменьшает долг арендаторов Господину. Попытаемся найти объяснение действий приставника, только что приступившего к исполнению своих обязанностей.

    Приставник задумался о будущем, и у него есть два варианта, чтобы обеспечить его себе: Первый: повысить налог Господина, присвоить себе разницу и таким образом скопить состояние. Этот вариант нам предлагается при классическом толковании притчи.

    Приставник, как мы уже выяснили, имел определенную свободу действий в управлении имением. В глазах арендаторов, в интересах своего Господина, он вполне законно мог повысить арендную плату. Но приставник не мыслит о воровстве, что естественно для человека проверенного и преданного своему Господину (приставника Божиего), цель его действий иная:…егда отставлен буду от строения дому, приимут мя в домы своя. Иными словами приставник заботится о сохранении доброго имени и совести перед теми, к кому он мог обратиться, оказавшись в нужде.

    Поэтому приставник избирает второй вариант: пользуясь властью управляющего, он уменьшает арендную плату, назначенную Господином. «Ибо нищим во Христе назначены в удел вечные обители, в которые они могут принять явивших им любовь здесь чрез раздачу богатства», – пишет блж. Феофилакт. О том Писание свидетельствует следующими словами: «Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища не ветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лк.12,33-34).

    В этом случае если приставник по какой-либо причине и будет отстранен от управления, его с радостью примут в дома свои люди, которых он облагодетельствовал. И напротив, вора и мота (а жизнь такого человека, который умудрился промотать столь большие средства, не могла укрыться от людей) не примет в свой дом и тем более не доверит управлять им ни один здравомыслящий человек, каким бы образом не пытался вор прикрыть свой безнравственный поступок. В лучшем случае ему лицемерно выразят признательность, и, уж конечно, его не похвалит Господь.

    На первый взгляд, странными являются слова приставника: сeд скоро напиши… (син. садись скорее, напиши…), которые Лопухин объясняет следующим образом: «Дурные дела обыкновенно торопятся делать, чтобы не помешали». Но как мы уже сказали, за дурной поступок не похвалил бы Господь. Слова: сед скоро напиши, говорят нам лишь о страхе, который испытывал приставник. Возможность быть отстраненным от управления имением, прежде чем он успеет с помощью его обеспечить свое будущее существование, понуждала приставника действовать скоро. Здесь будут уместны слова Писания: «Бдите убо, яко не вeсте, в кий час Господь ваш придет» (Мф.24,42).

    Теперь мы снова приведем вывод, сделанный святителем Феофаном Затворником, но изменим в нем лишь одно слово: «…В притче этой только одну черту имел в виду Господь указать, именно, как неверный приставник, предположив (у Ф.З. – услышав), что его ожидает отставка, не зевал, а тотчас взялся за дело и обеспечил себя на будущее время. Приложение таково: мы же, зная наверно, что ожидает нас лишение Царствия, и ухом не ведем: живем, как живется, будто не ожидает нас никакая беда. Такую мысль и выразил Господь, сказав: сыны века мудрей сынов света».

    Мы видим, что согласно изложенному нами толкованию никакого противоречия между содержанием притчи и нравственным выводом не существует.

    …И похвали господь дому строителя неправеднаго, яко мудрe сотвори…

    …И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил…

    Господин выслушал отчет своего приставника и дал оценку его действиям[33].

    Можно возразить, что действие приставника по уменьшению арендной платы незаконно, так как противоречит интересам Господина. Рассмотрим, так ли это?

    Если Господин – это обычный еврейский богач, то действия управителя, возможно, и не вызовут восторга у хозяина. Но выше мы уже показали, что в данной притче под неким человеком Спаситель подразумевает Бога. А значит, долги арендаторов, изображенные в притче под видом масла и пшеницы, нельзя понимать буквально[34], тем более пытаться вычислить, сколько это все может стоить в современном эквиваленте.

    Думается, ни у кого не вызовет сомнения, что под долгом в притче подразумеваются грехи человека. Христос же, как мы знаем, пришел на землю для того, чтобы совершенно изгладить рукописание (см. Кол.1,22; 2,14), бывшее на человечестве[35]. «Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2Кор.8,9).

    Таким образом, при духовном толковании похвала Господа приставнику, действующему в соответствии с волей и желаниями своего Господина, не вызывает сомнений.

    «Кто с Господом? — вопрошает святитель Феофан. — Тот, кто живет и действует в духе Его, кто не позволяет себе ни мыслей, ни чувств, ни желаний, ни намерений, ни слов, ни дел, которые были бы неугодны Господу и противны Его явным заповедям и определениям. Кто живет и действует иначе, тот не с Господом, следовательно, не собирает, а расточает.

    Что же расточает? Не только силы и время, но и то, что собирает. Богатство, например, не с Господом собирает тот, кто копит его, не делясь с другими и себя лишая даже нужного, или кто, собирая его, частью истрачивает на пышное содержание себя, частью расходует на тщеславные жертвы, частью оставляет наследникам. На тот свет явится он ни с чем,— и будет там беднейшим из бедных.

    Напротив, с Господом собирает тот, кто чрез руки бедных и нуждающихся препровождает (расточает – И.С.) собранное в вечные сокровищницы. Когда умрет такой человек,— на том свете все найдет сохраненным, нерасточенным, хотя бы он всю жизнь свою расточал».

    Теперь рассмотрим притчу с исторической точки зрения и выясним, так ли однозначно противоречат действия управителя по уменьшению арендной платы интересам и желанию обычного богатого еврея.

    Если этот богач сребролюбив как фарисеи, которые слышали притчу и издевательски смеялись над Спасителем, то похвалы управитель, конечно, не дождется и в лучшем случае будет просто уволен. Это при нашем понимании смысла притчи. При классическом же ее толковании, если внимать свидетельству Писания, управитель скорей всего будет брошен в темницу, «пока не отдаст долга» (см. Мф.18,28-30). А то, что сребролюбивый господин посчитает самовольную надбавку управляющего своею собственностью, которую незаконно присвоил и промотал его наемник, не вызывает сомнений.

    Если же богач праведен, а это возможно лишь в том случае, если он правильно понял и исполнил закон, основанный на двух заповедях: любви к Богу и ближнему, то действия приставника вполне могут вызвать удивление Господина мудрости своего управляющего, который поступил в полном соответствии с Его собственным духовным устроением.

    «Нечестивый берет взаймы и не отдает, а праведник милует и дает… Господом утверждаются стопы [такого] человека, и Он благоволит к пути его: когда он будет падать, не упадет, ибо Господь поддерживает его за руку… он всякий день милует и взаймы дает, и потомство его в благословение будет» (Пс.36:21-27).

    Почему же Спаситель назвал приставника неправедным?

    Как ни странно, но неправедным (неверным – прилаг.) приставник назван лишь синодальными переводчиками. Как церковнославянский, так и греческий тексты говорят о том, что Господин похвалил приставника неправедности (ἀδικίας – сущ. род. пад.). То есть Господин похвалил приставника, в ведении которого находилась неправедность.

    Таким образом, имение которое было дано приставнику в управление, самим Господом было названо неправедным. И это же неправедное имение было сдано в аренду должникам Господина.

    Возникает естественный вопрос: что подразумевалось Спасителем под неправедным имением?

    Выше мы показали, что приставник олицетворяет собой образ верного и благоразумного пастыря Божиего. Но мы не уточнили, о каком пастыре – ветхозаветном или новозаветном – идет речь в притче? Теперь же, принимая во внимание то, что имение, вверенное приставнику в управление, названо неправедностью, мы можем с уверенностью предположить, что управитель есть образ пастыря ветхозаветного, а неправедностью, данною в аренду должникам, назван ветхозаветный Закон. По отношению к Новому Завету, то есть учению Спасителя, ветхозаветный Закон, который по слову апостола Павла «…Преступлений ради приложися, дондеже приидет семя…» (Гал.3:19), можно вполне обоснованно назвать неправедностью: «…если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона»(Гал.3,21).

     … яко сынове вeка сего мудрeйши паче сынов свeта в родe своем суть.

     …ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде.

    «Обычное толкование этого изречения такое: мирские люди лучше умеют устраивать свои дела, чем христиане, достигая высоких, ими поставленных целей. Но с таким толкованием трудно согласиться, во-первых, потому, что едва ли в то время термин «сыны света» обозначало христиан», – пишет А.П. Лопухин. Мы согласимся с Лопухиным в том, что не следует выражение «сыны света» относить к ученикам Христовым.

    «Принимая прекрасное объяснение профессора Т. Буткевича, – пишет Б.И. Гладков, – следует признать, что Господь под «сынами века сего» разумел грешников, заботившихся только о своем земном благополучии, а под «сынами света в своем роде» — фарисеев и книжников, которых не раз называл «вождями слепыми», между тем как они сами считали себя праведниками и кичились своею мнимою праведностью».

    Но относительно приведенного нами комментария притчи о неправедном управителе более приемлемо толкование блаженного Феофилакта Болгарского: «»Сынами века» сего называет тех, кои придумывают все, что на земле полезно для них, а «сынами света» тех, кои из любви к Богу, должны преподавать другим духовное богатство».

    Мирские люди лучше умели устраивать свои мирские дела, чем духовные пастыри, то есть книжники и фарисеи, дела духовные. Исполнение установлений ветхозаветного закона также можно назвать долгами тех, кому он был вверен в исполнение (можно сказать: сдан в аренду). Об отношении Господа к этому «долгу» говорят следующие слова Писания: «Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений» (Ос.6,6). На укор фарисеев в том, что ученики Христовы нарушают постановление закона о субботе, то есть нарушают закон, Спаситель отвечал: «Если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных» (Мф.12,7).

    Приставник мудро распорядился вверенным ему имуществом и властью и смог устроить будущее своей земной жизни. Пастыри же духовные, которые должны были бы поступить так же с вверенным им «имением» и по возможности облегчить лежащее на народе бремя Закона, такой мудростью не обладали, почему и удостоились упрека со стороны Спасителя: «И вам, законникам, горе, что налагаете на людей бремена неудобоносимые, а сами и одним перстом своим не дотрагиваетесь до них» (Лук.11:46).

    Мы видим, что ученики Христовы, в отличие от ветхозаветных учителей, имеют уже иное духовное устроение, о чем свидетельствуют слова апостола Петра, обращенные к ревнителям Закона: «Что же вы ныне искушаете Бога, [желая] возложить на выи учеников иго, которого не могли понести ни отцы наши, ни мы?»(Деян.15:10)

    Подводя итог первой части нашей работы, где мы пытались дать ответ на недоразумения, возникающие при чтении притчи о неправедном управителе, приведем слова Георгия Иванова (источник: журнал «Фома»): «…Все эти недоразумения совсем легко разрешаются, если задаться одним-единственным вопросом: а за что вообще хозяин может хвалить слугу? Ответ очевиден – за исполнение воли хозяина. И если хозяин из притчи похвалил управителя за раздачу его имущества должникам, значит, именно этого и ждал от него хозяин».

    Приложение

     

    Церковно-слав. текст

    Синодальный перевод

    Греческий текст

    1 Глаголаше же ко учеником своим: человeк нeкий бe богат, иже имяше приставника: и той оклеветан бысть к нему, яко расточает имeния его.

    2 И пригласив его рече ему: что се слышу о тебe? воздаждь отвeт о приставлении домовнeм: не возможеши бо ктому дому строити.

    3 Рече же в себe приставник дому: что сотворю, яко господь мой отемлет строение дому от мене? копати не могу, просити стыжуся:

    4 разумeх, что сотворю, да егда отставлен буду от строения дому, приимут мя в домы своя.

    5 И призвав единаго когождо от должник господина своего, глаголаше первому: колицeм должен еси господину моему?

    6 Он же рече: сто мeр масла. И рече ему: приими писание твое, и сeд скоро напиши пятьдесят.

    7 Потом же рече другому: ты же колицeм должен еси? Он же рече: сто мeр пшеницы. И глагола ему: приими писание твое, и напиши осмьдесят.

    8 И похвали господь дому строителя неправеднаго, яко мудрe сотвори: яко сынове вeка сего мудрeйши паче сынов свeта в родe своем суть.

    9 И аз вам глаголю: сотворите себe други от мамоны неправды, да, егда оскудeете, приимут вы в вeчныя кровы.

    10 Вeрный в малe, и во мнозe вeрен есть: и неправедный в малe, и во мнозe неправеден есть.

    11 Аще убо в неправеднeм имeнии вeрни не бысте, во истиннeм кто вам вeру имет?

    12 И аще в чужем вeрни не бысте, ваше кто вам даст?

    13 Никий же раб может двeма господинома работати: ибо или единаго возненавидит, а другаго возлюбит: или единаго держится, о друзeм же нерадeти начнет: не можете Богу работати и мамонe.

    14 Слышаху же сия вся и фарисее, сребролюбцы суще, ругахуся ему.

    15 И рече им: вы есте оправдающе себе пред человeки, Бог же вeсть сердца ваша: яко, еже есть в человeцeх высоко, мерзость есть пред Богом.

    16 Закон и пророцы до иоанна: оттоле Царствие Божие благовествуется, и всяк в не нудится.

    17 Удобее же есть небу и земли прейти, неже от закона единей черте погибнути.

     

    (Лук.16:1-17)

     

    1 Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имениеего;

    2 и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо тыне можешь более управлять.

    3 Тогдауправитель сказал сам в себе: что мне делать?       господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь;

    4 знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом.

    5 И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему?

    6 Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят.

    7 Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят.

    8 И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде.

    9 И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители.

    10 Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом.

    11 Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное?

    12 И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?

    13 Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.

    14 Слышали все это и фарисеи, которые были сребролюбивы, и они смеялись над Ним.

    15 Он сказал им: вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши, ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом.

    16 Закон и пророки до Иоанна; с сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него.

    17 Но скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет.

     

    (Лук.16:1-17)

    1ἔλεγεν δὲ καὶ πρòς τοὺς μαθητάς ἄνθρωπός τις ἠ̃ν πλούσιος ὃς εἰ̃χεν οἰκονόμον καὶ οὑ̃τος διεβλήθη αὐτω̨̃ ὡς διασκορπίζων τὰ ὑπάρχοντα αὐτου̃

    2καὶ φωνήσας αὐτòν εἰ̃πεν αὐτω̨̃ τί του̃το ἀκούω περὶ σου̃ ἀπόδος τòν λόγον τη̃ς οἰκονομίας σου οὐ γὰρ δύνη̨ ἔτι οἰκονομει̃ν

    3εἰ̃πεν δὲ ἐν ἑαυτω̨̃ ὁ οἰκονόμος τί ποιήσω ὅτι ὁ κύριός μου ἀφαιρει̃ται τὴν οἰκονομίαν ἀπ’ ἐμου̃ σκάπτειν οὐκ ἰσχύω ἐπαιτει̃ν αἰσχύνομαι

    4ἔγνων τί ποιήσω ἵνα ὅταν μετασταθω̃ ἐκ τη̃ς οἰκονομίας δέξωνταί με εἰς τοὺς οἴκους αὐτω̃ν

    5καὶ προσκαλεσάμενος ἕνα ἕκαστον τω̃ν χρεοφειλετω̃ν του̃ κυρίου ἑαυτου̃ ἔλεγεν τω̨̃ πρώτω̨ πόσον ὀφείλεις τω̨̃ κυρίω̨ μου

    6ὁ δὲ εἰ̃πεν ἑκατòν βάτους ἐλαίου ὁ δὲ εἰ̃πεν αὐτω̨̃ δέξαι σου τὰ γράμματα καὶ καθίσας ταχέως γράψον πεντήκοντα

    7ἔπειτα ἑτέρω̨ εἰ̃πεν σὺ δὲ πόσον ὀφείλεις ὁ δὲ εἰ̃πεν ἑκατòν κόρους σίτου λέγει αὐτω̨̃ δέξαι σου τὰ γράμματα καὶ γράψον ὀγδοήκοντα

    8καὶ ἐπή̨νεσεν ὁ κύριος τòν οἰκονόμον τη̃ς ἀδικίας ὅτι φρονίμως ἐποίησεν ὅτι οἱ υἱοὶ του̃ αἰω̃νος τούτου φρονιμώτεροι ὑπὲρ τοὺς υἱοὺς του̃ φωτòς εἰς τὴν γενεὰν τὴν ἑαυτω̃ν εἰσιν

    9καὶ ἐγὼ ὑμι̃ν λέγω ἑαυτοι̃ς ποιήσατε φίλους ἐκ του̃ μαμωνα̃ τη̃ς ἀδικίας ἵνα ὅταν ἐκλίπη̨ δέξωνται ὑμα̃ς εἰς τὰς αἰωνίους σκηνάς

    10ὁ πιστòς ἐν ἐλαχίστω̨ καὶ ἐν πολλω̨̃ πιστός ἐστιν καὶ ὁ ἐν ἐλαχίστω̨ ἄδικος καὶ ἐν πολλω̨̃ ἄδικός ἐστιν

    11εἰ οὐ̃ν ἐν τω̨̃ ἀδίκω̨ μαμωνα̨̃ πιστοὶ οὐκ ἐγένεσθε τò ἀληθινòν τίς ὑμι̃ν πιστεύσει

    12καὶ εἰ ἐν τω̨̃ ἀλλοτρίω̨ πιστοὶ οὐκ ἐγένεσθε τò ὑμέτερον τίς ὑμι̃ν δώσει

    13οὐδεὶς οἰκέτης δύναται δυσὶ κυρίοις δουλεύειν ἢ γὰρ τòν ἕνα μισήσει καὶ τòν ἕτερον ἀγαπήσει ἢ ἑνòς ἀνθέξεται καὶ του̃ ἑτέρου καταφρονήσει οὐ δύνασθε θεω̨̃ δουλεύειν καὶ μαμωνα̨̃

    14ἤκουον δὲ ταυ̃τα πάντα οἱ Φαρισαι̃οι φιλάργυροι ὑπάρχοντες καὶ ἐξεμυκτήριζον αὐτόν

    15καὶ εἰ̃πεν αὐτοι̃ς ὑμει̃ς ἐστε οἱ δικαιου̃ντες ἑαυτοὺς ἐνώπιον τω̃ν ἀνθρώπων ὁ δὲ θεòς γινώσκει τὰς καρδίας ὑμω̃ν ὅτι τò ἐν ἀνθρώποις ὑψηλòν βδέλυγμα ἐνώπιον του̃ θεου̃

      16 ὁ νόμος καὶ οἱ προφη̃ται μέχρι ’Ιωάννου ἀπò τότε ἡ βασιλεία του̃ θεου̃ εὐαγγελίζεται καὶ πα̃ς εἰς αὐτὴν βιάζεται

    17 εὐκοπώτερον δέ ἐστιν τòν οὐρανòν καὶ τὴν γη̃ν παρελθει̃ν ἢ του̃ νόμου μίαν κεραίαν πεσει̃ν

     

     

     

     

     


    [1] Свт.Феофан Затворник. Толкование трудных мест Евангелия. Значение притчи о неверном управителе.

    [2] Проф. Буткевич, блж. Феофилакт Болгарский, свт.Филарет (Дроздов).

    [3] В таблице выделено красным цветом.

    [4] Тексты более ранних списков, таких как Остромирова или Ассеманиева Евангелий, отличаются от списков более позднего периода.

    [5] Притча о неправедном управителе была сказана в одно время с еще тремя притчами: о заблудшей овце, потерянной драхме и блудном сыне (см. Лк. гл.15).

    [6] «С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?» (Ин.6,66-67)

    [7] Фарисеям и книжникам притча о блудном сыне указывала на их извращенное и жестокое духовно-нравственное состояние, мытари же и блудники узрели яркий пример кающегося грешника, покаяние которого по Своему великому человеколюбию приемлет Господь «и наделяет его новыми духовными благами, взамен утраченных им через грех» (археп. Аверкий Таушев).

    [8] «По притче видно, что господин управителя был очень богат… Здесь – прообраз безмерного богатства Творца» (Михаил Пушкарский).

    [9] «…под образом приточного господина, отдавшего свое достояние своему управителю во временное управление, можно было бы подразумевать Самого Бога, если бы другие слова притчи не противоречили такому уподоблению. Противоречие же усматривается в следующем: требование господином притчи от своего управителя отчета нельзя уподобить требованию Богом отчета от людей умерших, переселившихся в вечность. Управитель притчи прежде должен был дать отчет, а потом оставить управление имением, а человек, переселяющийся в вечность, сначала оставляет со своей смертью управление вверенным ему имением, а потом дает отчет. Управитель притчи имел достаточно времени, чтобы устроить свои дела и обеспечить свое будущее земное существование; для грешной же души, представшей пред лицо Судии, чтобы дать отчет, все кончено: посмертное покаяние не спасет ее (Лк. 16, 19—31), совершение же добрых дел в исполнение заповеди Господней за пределами земной жизни невозможно». Гладков Б.И.

    [10] «…я нахожу, что не все притчи Господни имеют иносказательное (аллегорическое) значение. Например: притчи о богаче, которому Бог послал обильный урожай, о богаче и нищем Лазаре, о милосердном самарянине не содержат в себе никакой аллегории. Думаю, что и в притче о неверном управителе нет никакого иносказания и что все неудачи в толковании ее происходили от непременного желания объяснить: кого надо разуметь под приточными образами господина, управителя, должников и друзей.

    Итак, не будем доискиваться иного смысла этой притчи, а попытаемся объяснить ее как приведенный Господом, с целью назидания, пример из жизни современных Ему евреев». Гладков Б.И.

    [11] «οἰκονόμος»: управитель, казначей, опекун, попечитель.

    [12] Хотя притча о неправедном управителе подразумевает под приставником не раба, а свободного, что совершенно справедливо выводится из контекста, мы на то приведем слова апостола Павла: «Ибо раб, призванный в Господе, есть свободный Господа; равно и призванный свободным есть раб Христов» (1Кор.7:22).

    [13] Отметим, что согласно толкованию блаженного Феофилакта, раб, поставленный господином над десятью градами, есть образ священнослужителя, что согласуется с нашим представлением об образе приставника в притче о неправедном управителе.

    [14] «Особенно верный и способный раб, заведовавший всем хозяйством, был начальником над прочими рабами и носил название управителя или приставника (Быт 24:2, 47:6, 1Цар 21:7, Руфь 2:5). Он распределял прочим рабам работу, а иногда и пищу, если этим не занималась сама госпожа (Прит 31:15, Мф 24:45, Гал 4:2). Некоторые рабы были приставляемы даже к воспитанию и обучению детей». (Библейская энциклопедия. Архм. Никифор)

    [15] «Кто убо есть верный раб и мудрый, его же поставит господин его над домом своим, еже даяти им пищу во время их? Блажен раб той, его же, пришед господин его, обрящет тако творяща. Аминь глаголю вам: яко над всем имением своим поставит его». Блаженный Феофилакт Болгарский так комментирует вышеприведенные слова Спасителя: «Господь как бы недоумевает, найдется ли раб верный и благоразумный, приставленный господином своим над прислугою, дабы доказать, что редко и трудно можно найти такого раба. Два качества требуются от раба – верность и благоразумие. Ибо нет пользы, если кто верен и не ворует, но не умен и попусту тратит имение, – или будучи умен, сам похищает имение, и таким образом также тратит имение своего господина. Посему кто окажется тогда верным и благоразумным, тот получит и совершенный венец на небе: ибо таковые будут наследниками Божественного имущества. Верный и благоразумный раб есть и всякий учитель, во время дающий каждому пищу учения, каков, например, Павел, иного напояющий млеком, а иного питающий хлебом, когда изрекает высокую мудрость. Он – верный раб, хотя прежде был хульник по ревности к закону. Он раб благоразумный, ибо распознавал козни врага. И всякий, получивший что-либо от Бога – имущество, или власть, или начальство, должен распоряжаться этим верно и благоразумно, как имеющий отдать во всем отчет».

    [16] Блж. Феофилакт Болгарский пишет: «Вот, говорят, Господь сказал, что все, сколько ни приходило, суть воры и разбойники (см.Ин.10,8). Но Он сказал это не о пророках, а о Февде и Иуде, и прочих возмутителях. А что сказал о них, это видно из того, что прибавил: «овцы не послушали их». Ибо овцы не послушали этих возмутителей, а пророков послушали, и, сколько ни уверовало во Христа, все чрез них уверовали».

    [17] См. для ср. Быт. гл. 24.

    [18] Цит. по: «Псалтирь в святоотеческом изъяснении» с.438.

    [19] «Расточает» (ὡς διασκορπίζων – ср. Лк.15:13; Мф.12:30), т.е. тратит на свою распутную и греховную жизнь, проматывает хозяйское имение (Лопухин А.П).

    [20] Буткевич утверждает, что Господин не понес никаких убытков от действий своего управителя.

    [21] «Жил он, вероятно, так, как нельзя было жить на получаемое им от господина содержание; а это дало повод предполагать, что он не довольствуется своим жалованием, а расходует на себя и доходы, следуемые господину его. Вот почему и донесено было о расточительности его…

     Управитель не оправдывался, потому что сознавал, что часть получаемой им арендной платы он присваивал себе и расточал ее. Хотя эта часть арендной платы составляла излишек против назначенной его господином, однако, сдавая отчет и прилагая к нему арендные контракты, он тем самым изобличил бы себя в том, что представлял господину своему доходы не в том размере, в каком они поступали от арендаторов, а в меньшем. Словом, если бы он сдал при отчете все подлинные контракты, то донос на него подтвердился бы и ему не миновать бы ответственности». (Гладков, Лопухин)

    [22] Уголовной (Буткевич).

    [23] Предположение же о том, что Господина интересовало лишь наличие установленного дохода, и нисколько не заботила преданность человека, которому он вверил собственное имение, по меньшей мере абсурдно. Подобное предположение могло иметь место лишь в совхозе времен Советского Союза, когда все имущество являлось «достоянием народа» и было лишено истинного хозяина.

    [24] В тексте притчи мы не найдем никаких указаний на то, что приставник вышел от Господина.

    [25] Если предположить, что должников было только двое, то это противоречит словам о богатстве и имениях Господина (ст.1).

    Если же только двоим должникам своего Господина приставник завысил арендную плату, то несерьезным становится сам донос о расточительстве и разгульной жизни управителя.

    Поэтому, учитывая ст.5, в котором говорится о каждом (всяком) должнике, логичней будет принять, что если приставник завысил плату, то завысил ее, хотя и в разных пропорциях, но для всего множества должников своего Господина.

    [26] См. комментарий проф. Буткевича.

    [27] «Намаялся я, будучи рабом, — рассуждал сам с собой Шимей. — Теперь заживу в свое удовольствие. Денег будет у меня немало. У иного купца столько не бывает. Ведь каждый год буду для себя брать 50 батов елея. А это значит 200 ведер, или 8000 рублей серебром. Буду брать в свою пользу 20 коросов муки, а это 400 четвертей, или 4000 рублей. Вот уже ежегодно 12000 рублей серебром есть. А там еще виноградник да фруктовый сад. Ну, чем я тоже не богач? Заживем теперь весело! Найду себе компанию, с кем повеселиться и покутить» (Археп. Лоллий Юрьевецкий).

    [28] Грамматика церковнославянского языка. Для сравнения: «…аминь, аминь глаголю тебe, егда был еси юн, поясался еси сам, и ходил еси, аможе хотeл еси. егда же состарeешися, воздeжеши руцe твои, и ин тя пояшет (вм. препояшет), и ведет (вм. поведет), аможе не хощеши» (Ин.21,18).

    [29] Это слово по Далю имеет множество значений: «Яко церк. як, как, аки, каково, равно что.| Союз ибо, понеже, поелику, потому что, так как.

    АКИ союз церк. и стар. как, так как, подобно, как бы; аки бы, будто, будто бы, якобы. Ако, когда, как (по времени). Акоже, также как. Амо, аможе, куда. Ати, чтобы, дабы, да (пожелательное). Аци, аче, аще, если, если же, буде, коли. (А-Анбар1:149)».

    [30] Отчет приставника Господину мог выглядеть так: «Господин, я подумал о том, что буду делать если ты вдруг отнимешь от меня управление имением? И подумав, нашел решение (разумех – Ц.С.). Я воспользовался своим положением и властью управляющего, призвал твоих должников и облегчил их долговые обязательства…»

    [31] Аористом передаётся законченное действие в прошлом, отличное от перфекта или имперфекта. Например, ст.-слав. полώжихъ — «я положил», ср. прошедшее несовершенное время ст.-слав. полагахъ — «я клал».

    [32] Если же не ведал, кто и сколько должен, то не мог бы и отделить свой «доход» от дохода Господина.

    [33] Следует заметить, что при нашем варианте толкования притчи (т.е. когда стихи 3-7 являются отчетом приставника Господину) не возникает вопрос: каким образом стало известно Господину о действиях приставника? При классическом же толковании этот сам собой напрашивающийся вопрос породил, например, такое объяснение Б.И. Гладкова: «Как ни скрывал управитель свои планы от арендаторов и самого господина своего, однако господин все узнал. Принимая от управителя отчет и найдя его составленным правильно и подтвержденным оправдательными документами, господин мог прийти в недоумение: если дела управителя все в порядке, если растраты нет, то, значит, донос был ложный? Доносчику угрожала за это, по крайней мере, немилость господина; и он, чтобы оправдаться, вынужден был доподлинно разузнать, что такое сделал управитель, чтобы избежать ответственности за расточительность; разузнав же всю правду, он, конечно, поспешил доложить обо всем господину». Однако стоит отдать должное Б.И. Гладкову, сделавшему в конце следующую приписку: «В Евангелии не говорится, как узнал господин о поступке своего управителя, и все сказанное мной — только мое предположение, весьма, впрочем, правдоподобное».

    [34] Или по крайней мере только буквально.

    [35] Святитель Феофан Затворник пишет: «Есть рукописание на нас. Его изгладил Бог крестною смертью Христовою. Какое это рукописание? – Рукописание собственно есть собственноручная долговая расписка. Какие у нас долги? Грехи, как и в молитве Господней читаем: остави нам долги наша. Итак, крестною смертью Христовою Бог изгладил грехи наши, изгладил первородный грех, изгладил и все грехи каждого человека от начала мира и до конца его. Такова сила смерти Господней».