Важные уточнения к Основам Социальной концепции РПЦ (по поводу искусственного оплодотворения)

Искусственное оплодотворение в современном мире приобретает всё большую популярность. Связано это не с любопытством к последним достижениям в области медицины, но прежде всего со все более распространяющейся проблемой бесплодия. Согласно статистике каждая седьмая супружеская пара в мире сталкивается сегодня с этой проблемой. Но как относится к искусственному оплодотворению Русская Православная Церковь? Может ли православный христианин прибегать к такому способу зачатия ребенка?

В этой небольшой статье хотелось бы сделать уточнения к 4-му пункту XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ, в котором идёт речь о христианском отношении к разным аспектам искусственного оплодотворения.

Тема искусственного оплодотворения приобретает в современных условиях всё большую актуальность. Достаточно набрать в поисковой системе Интернета словосочетание «искусственное оплодотворение», чтобы увидеть, как много медицинских центров предлагают свои услуги в этой сфере. Если есть предложение — значит, есть спрос. По статистике (вещь условная, но всё же) каждая седьмая супружеская пара в мире сталкивается с проблемой бесплодия, и с каждым годом число таких пар значительно увеличивается[1].

Искусственное оплодотворение, получая всё большее и большее распространение, перестаёт быть какой-то экзотикой. Цены медицинских услуг в этой сфере становятся более доступными для населения, а, следовательно, большее количество людей получает возможность к ним обращаться[2].

Поэтому и для священников, и для мирян возрастает необходимость быть правильно осведомлёнными в отношении методик искусственного оплодотворения.

К сожалению, пункт 4-ый XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ (ниже — Концепция) не излагает эту тему с той ясностью и чёткостью, которая требуется для раскрытия вопросов, касающихся человеческой жизни.

Если внимательно читать этот пункт, то получается, что сегодня согласно Концепции существует два метода репродуктивных технологий: искусственное и экстракорпоральное (т.е. внетелесное) оплодотворение. Первый из них, согласно Концепции, допустим с нравственной точки зрения, второй — в целом нет. Но здесь изначально присутствует серьёзная терминологическая ошибка: искусственное оплодотворение — это не обозначение какого-то конкретного метода, а наименование вообще явления, отличного от естественного зачатия. А экстракорпоральное оплодотворение (ниже — ЭКО) — это уже обозначение конкретного метода искусственного оплодотворения.

Поэтому ЭКО и искусственное оплодотворение соотносятся как частное и общее, в то время как Концепция настраивает читателя, несведущего в вопросах репродуктивных технологий, на то, что это обозначение двух разных методов. Результатом такой неточной терминологии Концепции могут быть и являются ошибки в пастырском душепопечении -— цена которым человеческая жизнь.

Приведу пример. На сайте «Жити завтра» Украинской Открытой Ассоциации Организаций, Групп и Лиц, работающих с детьми, страдающими онкозаболеваниями, есть раздел «вопросы священнику». Некая Виктория в этом разделе задаёт вопрос: «Батюшка, подскажите, пожалуйста, грех ли делать искусственное оплодотворение? Если молодая семья хочет иметь детей, но не получается, можно ли прибегнуть к такой помощи. Без детей ведь жизнь не полноценна»! Священник Виктор отвечает: «Здравствуйте дорогая Виктория, не буду ничего выдумывать, — приведу строки Социальной Концепции Русской Православной Церкви: "К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений"»[3].

Иерей Виктор здесь как раз и процитировал это место из Концепции, где употребляется неправильная терминология. Что подразумевала Виктория в своём вопросе? Она подразумевала искусственное оплодотворение вообще как явление медицинской помощи при проблемах бесплодия, не называя в своём вопросе никакого конкретного метода.

А священник Виктор, увидев в вопросе словосочетание «искусственное оплодотворение» просто процитировал соответствующее место из Концепции, где употребляется это выражение[4]. Что получилось? Виктория, получив, фактически, благословение на искусственное оплодотворение, может обращаться теперь в соответствующий медицинский центр, в котором ей, вероятнее, всего и предложат запрещённое Концепцией ЭКО[5]…

Но что же подразумевается под этим неопределённым выражением «искусственное оплодотворение» в Концепции? А подразумевается там как раз не явление, а совершенно конкретный метод искусственного внутрикорпорпорального (т.е. внутрителесного) оплодотворения — искусственная инсеминация. Суть этого метода заключается в следующем: сперматозоиды искусственным образом вводятся в полость матки. Через маточную трубу они проникают в брюшную полость и оплодотворяют одну наиболее созревшую яйцеклетку. Затем она имплантируется (приживляется) и продолжает свое развитие.

Как пишет С.Л. Болховитинова, сотрудник кафедры биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н. И. Пирогова, «в целом, этот метод искусственного оплодотворения для супружеской пары не содержит в себе противопоказаний и трудностей морального порядка, поскольку речь идет о врачебной вспомогательной помощи для того, чтобы супружеский акт деторождения, целостный во всех своих компонентах (физических, психических, духовных) сохранился»[6].

Поэтому это двусмысленное место в Концепции необходимо понимать следующим образом:

К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесён метод искусственной инсеминации — искусственного введения в матку жены половых клеток мужа, поскольку этот метод не нарушает целостности брачного союза и не отличается принципиальным образом от естественного зачатия.

Я глубоко убеждён, что в Концепции, как в документе, носящем юридический характер, должны отсутствовать всякие двусмысленности, чтобы священник, мирянин, не сведущие в каких-то специальных областях знания (в данном случае в репродуктивных технологиях), прочитав Концепцию, могли ясно, чётко уяснить для себя позицию Церкви по тому или иному вопросу.

Здесь нелишним будет отметить, что при применении этого метода возникает щекотливый вопрос о способе получения половых клеток мужчины. Обычно здесь предлагается порочное рукоблудие. Но этот греховный способ может быть заменён на нормальную супружескую близость, при которой мужское семя может быть собрано в медицинский презерватив. Ведь здесь при бесплодии супругов презерватив будет как раз не средством предохранения от беременности, а способом для её возможного наступления.

Кроме того, есть способ получения половых клеток через пункцию половых органов мужчины (она проводится под наркозом).

Теперь необходимо сделать важное уточнение и об упоминающемся в Концепции ЭКО. Что такое ЭКО? Суть этого метода заключается в том, что яйцеклетки женщины (организм предварительно стимулируется гормонами, чтобы яйцеклеток выросло много) искусственным образом извлекаются из организма и искусственно оплодотворяются сперматозоидами в «пробирке» («in vitro»). Полученные эмбрионы содержатся в условиях инкубатора, где они развиваются в течение 2-5 дней, после чего эмбрионы переносят в полость матки в надежде на то, что какие-то из них, возможно, имплантируются в стенку матки, после чего беременность будет развиваться естественным образом.

Концепция об ЭКО говорит следующее: «Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение "избыточных" эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью» (п. XII.4 Концепции).

Действительно, нравственная недопустимость ЭКО основана на том, что из полученных «в пробирке» эмбрионов на практике выбирают самые лучшие, хорошо сформировавшиеся эмбрионы для пересадки их в матку. «Ненужные» же эмбрионы «выкидываются», либо могут замораживаться для различных целей (как медицинское, косметическое «сырьё», как возможные донорские эмбрионы, а также для экспериментов).

Кроме того, в случае возникновения при применении ЭКО многоплодной беременности (при одновременной имплантации в стенку матки 2, 3, 4, 5 и более эмбрионов), матери предлагается проводить редукцию (убийство) «лишних» эмбрионов.

Для чего методика ЭКО предполагает множество эмбрионов, как при их формировании в «пробирке», так и при пересадке в матку? Это производится для того, чтобы повысить вероятность наступления беременности, которая даже и при применении этих убийственных методов всё равно остаётся не очень высокой — всего лишь 30-35%[7].

Итак, согласно Концепции заготовление, консервация и разрушение «избыточных» эмбрионов является тяжким грехом. С этим всё ясно. Но Концепция не даёт чёткого ответа на другой вопрос: а является ли нравственно допустимым формирование в «пробирке» ограниченного числа эмбрионов (например двух) с последующей пересадкой всех их в полость матки, при учёте того, что обратившаяся к ЭКО женщина имеет решимость вынашивать в том числе и многоплодную беременность, если таковая возникнет?

Процитирую ещё раз отрывок об ЭКО из Концепции: «Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение "избыточных" эмбрионов». Буквальное толкование и понимание этого предложения следующее: недопустимыми являются все разновидности экстракорпорального оплодотворения (дальше идёт подчинённое предложение, отвечающее на вопрос: а какие именно разновидности ЭКО являются недопустимыми?), которые предполагают заготовление, консервацию и намеренное разрушение "избыточных" эмбрионов. То есть логическим выводом из толкования этого места Концепции будет следующее утверждение: те формы экстракорпорального оплодотворения, в которых отсутствует заготовление, консервация и намеренное разрушение "избыточных" эмбрионов, являются допустимыми.

Именно такое толкование этой неясности даёт автор статьи об экстракорпоральном оплодотворении в электронной энциклопедии «Википедия»: «Для проведения процедуры ЭКО в соответствии с рекомендациями РПЦ пациентам необходимо заранее обсудить с врачом необходимость оплодотворения одной, двух или трех яйцеклеток, с тем, чтобы все полученные эмбрионы были перенесены в матку. Врачи всегда идут навстречу пациентам в такой просьбе, но следует учесть, что шансы на наступление беременности при таком варианте ниже, чем при получении большего количества эмбрионов (из-за отсутствия выбора наиболее жизнеспособных среди эмбрионов)»[8].

Но приемлемо ли такое толкование Концепции с христианской точки зрения? Ответ на этот вопрос отрицательный. Игумен Мелхиседек (Артюхин), член Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата, считает, что человек несёт нравственную ответственность не только за «избыточные» эмбрионы, но также и за пересаженные в матку эмбрионы, если беременность не возникнет и они погибнут. Почему? Одним из классических принципов медицины является принцип «не навреди». А риск гибели в матке эмбрионов, пересаженных туда при ЭКО, выше, чем у эмбрионов, появившихся в результате естественного зачатия[9].

Внешне пересадка эмбрионов в матку является ничем иным как научным экспериментом: повезёт — не повезёт. Но чем рискуют здесь врачи и родители? Это уже не просто какие-то половые клетки, а живые эмбрионы, малюсенькие человечки, которые хотя и являются пока одной клеткой, но они уже — люди.

Скажет кто-нибудь: «Но ведь и при естественном зачатии погибают эмбрионы». Действительно, 8% (а по последним данным около 60 %) зародышей, зачатых в результате обычного зачатия, не закрепляются на стенке матки и погибают естественным путем[10]. Но ведь в обычном зачатии происходит совершенно другое. Когда в браке муж вносит в организм жены своё семя, то он вместе с супругой выполняет лишь только человеческую сторону деторождения. Остальное — это тайна. Будет ли оплодотворена яйцеклетка? Неизвестно. И вообще неизвестно, что происходит в эти первые дни в организме женщины.

Заметьте, муж вносит в организм жены только «материал», необходимый для возникновения человека. Появится этот человек или нет — неизвестно, тайна. Но врач при ЭКО переносит в полость матки не материал, а уже человека.

А кроме того, как уже было сказано выше, вероятность гибели эмбрионов, пересаженных в матку при ЭКО, выше, чем у эмбрионов, зачатых естественным образом.

Итак, ЭКО экспериментирует на людях. Цена эксперимента — человеческая жизнь.

На основании вышесказанного христианское отношение к ЭКО следует выразить следующим образом:

Нравственно недопустимым с христианской точки зрения является экстракорпоральный (внетелесный) метод искусственного оплодотворения, поскольку предполагает заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов, а также несёт риск ненаступления беременности, из-за чего пересаженный(ые) в организм женщины эмбрион(ы) погибнет(ут).

[1] Сайт медицинского центра «Столица»: http://www.stomed.ru/directions/urolog/infertility.php. от 09.06.2010 г.

[2] По данным Медицинского портала, средняя стоимость экстракорпорального оплодотворения составляет по Москве 15000 рублей (http://medportal.ru/enc/procreation/ivf/1 от 09.06.2010 г.)

[3] Http://www.donor.org.ua/index.php?module=question&offset=40 от 09.06.2010 г.

[4] Ответ по похожему сценарию был дан священником на сайте храма святителя Василия Великого (Псковская епархия): http://hramnagorke.ru/question/18668 от 08.06.2010 г.

[5] Медицинский портал сообщает: «Во всем мире метод ЭКО (экстракорпорального оплодотворения) рассматривается как основной способ лечения бесплодия. Он эффективен при любых его формах. Кроме того, ЭКО — зачастую единственный выход для семей, в которых болен мужчина» (http://medportal.ru/enc/procreation/ivf/1/ от 09.06.2010 г.).

По поводу возможного недоразумения в ответе священника Виктора Виктории может возникнуть вопрос: а неужели человек, когда ему предложат ЭКО, сам не увидит нравственную недопустимость этого метода (описание содержания ЭКО — ниже)? Но дело в том, что нравственная порочность ЭКО очевидна не для всех. Есть люди, которые сами того не сознавая, находятся в плену заблуждений современной медицины относительно статуса эмбриона. Например, врач скажет пациентке, что он отберёт наилучшие эмбрионы для пересадки в матку, а у пациентки и мысли не возникнет, что само формирование «избыточных» эмбрионов — это грех. Почему? Потому что она не осознаёт как следует, что эмбрион — это уже человек.

Недавно я разговаривал с одной женщиной по поводу ЭКО. Она с удивлением слушала то, что я ей рассказывал о недопустимости этого метода, но потом согласилась. А в конце разговора она, по сути, призналась, что сама не думала об этом.

[6] Болховитинова С. Л. Этические проблемы новых репродуктивных технологий // Тема № 7 в разделе избранных лекций сотрудников кафедры биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н. И. Пирогова (http://rsmu.ru/335.html от 09.06.2010 г., C. 3 документа в формате Word).

[7] Данные Медицинского портала: http://medportal.ru/enc/procreation/ivf/1/ от 09.06.2010 г.

[8] Экстракорпоральное оплодотворение. Раздел «Православная Церковь об ЭКО» // Википедия. Http://ru.wikipedia.org от 09.06.2010 г.

[9] Беседа с игуменом Мелхиседеком состоялась 08.06.2010 г. по телефону.

[10] Силуянова И. В. и др. Морально-этические проблемы «статуса эмбриона» // Тема № 4 в разделе конспектов избранных лекций сотрудников кафедры биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н. И. Пирогова (http://rsmu.ru/335.html от 09.06.2010 г., C. 5 документа в формате Word).